А каким был раньше хадж?

О том, что раньше хадж был другой, я слышала на протяжении всего моего пребывания на Святых Землях регулярно. В итоге у меня набралось такое количество обрывочной информации, что подумалось, что не только мне будет интересно узнать, каким же действительно раньше был хадж. Разумеется, речь не о том, как менялись обряды хаджа, по Милости Аллаха и Его Воле они неизменны с того самого момента, как совершение паломничества вошло в ислам как один из его столпов. Речь пойдет о том, какими были Мекка, Медина, Мина, Арафа и т.д. десять лет назад, двадцать лет назад. Пока я разговаривала на эту тему с моими собеседниками, все, кто слышал нас говорили, что будто на машине времени переместились в те времена. Я надеюсь, что по Милости Всевышнего эта машинка сработает и для вас, наши читатели. Подробно о том, каким был раньше хадж, мне рассказывают советник муфтия Мухаммад-хаджи Мангуев, студент ДИУ Ахмед-хаджи Салихов и зав.поликлиникой Али-хаджи Гамзатов, которые многократно были в хадже, начиная с девяностых, когда только-только открыли границы.

Наверное, самые молодые наши читатели даже не все знают, что до девяностого года границы России (тогда СССР) были закрыты для выезда советского человека. Практически никто, кроме дип.корпуса и артистов высшего уровня не мог посетить иностранные государства. Разумеется, это относилось и к возможности мусульман выполнить свой религиозный долг – совершить хадж. Наши дедушки и прадедушки, читая книги о нём, заливались слезами и просили Аллаха, чтобы кто-нибудь из их потомков смог выполнить это за них. Наши исламские учёные, получая ильму, раздел хаджа просто пропускали, их учителя говорили «вам это все равно не понадобится». Вот настолько каменным был занавес, отделяющий душу верующего от Священной Каабы! И тут занавес пал. В 90-м году в благословенное путешествие смогли отправиться первые паломники. Жители Саудовской Аравии настолько были сами рады принимать паломников из Советского Союза, что первые несколько лет они считались гостями короля, в аэропорту их встречали почётным образом, стоя на трапе самолёта, первые советские паломники могли видеть приветствующие их транспаранты. В первый год не так много людей смогли поехать, во второй чуть больше. Не только потому, что возможности были ограничены, но, как делятся мои собеседники, ещё и из- за сильного страха. Выходило так, что они совсем не знали, как это –исполнять хадж. Даже алимы, попав в хадж, сначала сидели в гостинице и часами читали книги по хаджу и обсуждали, как и что сейчас будут делать, а потом с великой осторожностью и страхом, аккуратнейшим образом, с книжкой под мышкой совершали священные обряды. С каждого района первые годы в хадж брали сначала одного только человека, рассказывают, что он привозил, например, 10литров Зам-зама на весь район, в каждое село давали один маленький стаканчик и его делили между всеми сельчанами. Мухаммад-хаджи рассказал мне, что с первого хаджа ему районный имам подарил три бусинки из чёток, привезённых с хаджа, и он хранил их с трепетом, как реликвию, и был счастлив получить сей дар. Первых паломников выходили провожать и встречать за пределы села все его жители. Мечтали прикоснуться хотя бы к одежде, пропитанной Мекканским воздухом. Сами путешественники, попав туда, куда и мечтать- то в СССР попасть мог только самый отчаянный мечтатель, начинали целовать землю и орошать её потоками слез. И им было совершенно все равно, в каких условиях они провели путь и проживают, они истово совершали хадж за себя и собственных предков, которым не посчастливилось дожить до девяностых.

А условия были натурально полевые. Только самым везучим удавалось прибыть в Саудию самолетом, большинство ездило исключительно на автобусах, время в пути проводили не менее недели, а нередко и больше, потому что они старались охватить ещё и зияраты, находящиеся в транзитных странах: Турции, Иране… Никто тогда не ныл, что земля жёсткая и хинкал холодный, никому не казалось, что спать в автобусе– невыносимая мука, люди были счастливы. Мои собеседники говорят, что современные хаджи изменились больше, чем города Саудовской Аравии. Некоторые из них больше похожи на туристов, чем на паломников. Они едут по путевке и мечтают, что им будет предоставлен соответствующий туристический сервис. А приехав, в первую очередь посещают базар и бутики, и лишь затем мечети Харама. Альхамдулиллях, что такие не все и даже, наверное, не большинство, но это такое огорчительное, такое предвещающее последние дни Земли меньшинство, что сердце сжимается от страха и предчувствия. А первые хаджи весь хадж спали в автобусе или на земле вокруг него. Они въезжали в Медину и Мекку, ставили свой транспорт возле священных мечетей, раньше там не было тех современных и шикарных гостиниц, которые понастроены сейчас. Готовили на газовых баллонах, привезённых с собой, прямо тут же. А Али-хаджи рассказал мне, что и на паяльных лампах тоже готовили, говорит, полицейские пытались с этим бороться, но при этом дико удивлялись находчивости гостей из России. Первые хаджи, не имея средств на свое путешествие, брали с собой в дорогу товары для продажи, и на выручку покупали домой подарки, кормились и платили за автобус. Говорят, особенно хорошо продавались тогда фотоаппараты «Зенит», бинокли и унцукульские трости, их и везли. Но не только их, кто что мог, то и вёз. А также мешками муку, сахар, чай… Всё это крепилось на крыше автобуса, и он выглядел этаким чудом перегруженным, который непонятно как может двигаться под всеми этими пожитками.

В хадже 2013 года я слышала, как люди жаловались на плохие условия в гостинице, что из душа слабый напор воды, что в номерах много народа живёт, что автобус с Муздалифа до Мины пришлось долго ждать… Хаджи девяностых не жаловались на условия в гостинице потому, что они даже не знали, какие они там: земля и навес, который смогли соорудить, были им кроватью и крышей. Душ принимали в санузле придорожной мечети, где какой попадётся. От Муздалифы до Мины, а также все остальные перемещения совершали пешком. Ветераны хаджа говорят, что всё менялось постепенно и сейчас максимально хорошо. Города тоже менялись. Некоторые из моих собеседников считают, что так стало красивее, некоторые грустят по прежней Медине и Мекке, потому что тогда явственнее ощущался дух прежних времён. Преимущественно тогда в этих любимых наших городах были одноэтажные домики, которые, также как и в Дагестане, выглядели налепленными на горы и холмы, окружающие Мекку. Сейчас на холмах этих можно увидеть только паломников, которым не хватило средств на комфортный хадж. Вокруг Священных мечетей располагаются современные высотные здания, принимающие путешественников со всего мира в вип.номера и предоставляющие им товары люкс-уровня. Говорят, раньше Каабу можно было видеть издалека, въезжая в город, сейчас отовсюду вы увидите башню с часами. Находясь в Аль-Хараме и глядя на Киблу, раньше видели небо, сейчас –признаки приближения Судного Дня– соревнующиеся друг с другом по высоте здания. Ещё не так давно вокруг Каабы носили на носилках чернокожие крепкие работники, это выглядело экзотично, но создавало помехи для совершения тавафа. Нынче носилок нет, а коляски инвалидов переместили на верхние этажи Харама, где они, не мешая пешим хаджи, совершают свой обход Киблы. Вообще, говорят, сейчас все обряды хаджа стало совершать удобнее. Власти Саудовской Аравии очень хорошо заботятся о своих гостях, приехавших выполнить священный долг.

Мечети постоянно расширяются. Автобусы вокруг них уже убрали, не дают возможности парковаться в городе, потому, что они превращали его в огромную стоянку, где варят, стирают, сушат, едят и, конечно же, мусорят. Мечети Харама были окружены этими стоянками, и это не выглядело эстетичным. Говорят, сейчас аккуратнее и красивее. Но лично я хотела бы видеть Каабу на фоне ночного неба в окружении созвездий и освещенную лунным светом. Раньше вокруг главных мечетей Лучезарной Медины и Досточтимой Мекки был песок, сейчас плитка.

Многоуважаемые хаджи, с которыми я говорила, видели ещё источник Зам-Зам не убранным в трубы, а открытым для обзора на том месте, где он забил. Но это было очень близко к Каабе, и толпа, к нему устремляющаяся, мешала тем, кто делает ритуальный обход, поэтому его закрыли, а благословенную воду вывели по трубам и сделали доступной во многих местах на территории мечети. Все изменения происходят только из самых наилучших соображений, но мне грустно было видеть, как ломают внутренний край мечети, чтобы расширить площадь вокруг Каабы. Там на самом деле не помещаются люди, но старое здание– это время, а время уходит. Когда мне рассказывали, какой сильной была толчея ещё несколько лет назад, я понимала – все изменения крайне важны. Говорят, что во время сайи (ритуальных проходов между Сафой и Марвой) передвигались очень медленно, два шага-стоишь, три шага – стоишь. В этом году мы спокойно ходили там без давки прогулочным шагом, потому что проходы расширены. Бросить камни на Джамарате было не только тяжело, но даже и опасно, сейчас для этого есть три этажа, а потоки паломников разделены на разные туннели, которые помогают им не сталкиваться и свободно проходить для совершения обряда. Работа регулирующих потоки полицейских на данный момент налажена идеально. В прошлые годы случались давки, в которых гибли люди.

В долине Мина не было этих комфортабельных несгораемых белых шатров-палаток, оснащённых системой кондиционирования. Не было и матрасов и подушек, они появились года два назад, люди ночевали на коврах, отлёживая бока на жёстких земляных кочках. Навесы, которые сейчас стоят на Арафате, были в Мина до пожара, который унёс жизни людей. А на Арафате люди сидели и стояли под палящим солнцем, там, где сейчас молодая зелёная роща вокруг навесов, встречались единичные деревья, растущие в пустынной местности. Сейчас Арафат похож на юный парк. В Муздалифа, там, где сейчас располагается автобусный круг, была долина, полностью заполненная паломниками, а так она изменилась меньше всех: всё та же ночёвка под звёздным небом, с камнем под головой вместо подушки.

Но главное, раньше очень много ходили. В этом году только самые сильные путешественники пошли пешком из долины Мина в Мекку для совершения обязательного тавафа, все, кто послабее, спокойно сделали его, будучи автобусами доставлены в гостиницу. От Мина до Мекки вместе со всеми своими пожитками раньше тоже ходили пешком. Паломники прошлого вообще от одного обряда хаджа до другого ходили, а не ездили. На Мудзолифа в этом году пришлось 2 часа стоять, ожидать автобусы, и люди не очень красиво переносили это. Мне рассказывала одна бывалая паломница, что, когда она первый раз пришла совершить там ночевку, ей негде было не то, чтобы лечь на ночёвку, не то, чтобы сесть, а даже вещи положить некуда. Длительное время она с мамой просто простояла с поклажей в руках, пока другие паломники не заметили её бедственное положение и не нашли возможность выделить небольшой кусочек земли для сидения, сами для этого перейдя из лежачего положения в сидячее. А мои собеседники-хаджи рассказали, что, если в этом году от Арафата до Муздалифа и оттуда до Мина можно было пешком идти с той скоростью, которую можешь позволить себе развить, то раньше этот путь проделывали в таком плотном потоке людей, что шли черепашьим темпом, останавливаясь каждые два шага. И люди даже боялись не успеть прибыть в Муздаолифа до утреннего намаза, поэтому сейчас и есть автобусы, они не столько для удобства, сколько для того, чтобы хаджи были в состоянии выполнить все обряды хаджа. А ждущие их путешественники недовольны долгим ожиданием…

В первых гостиничных номерах, которые стали доступны рядовому паломнику, жили по 50 человек, сейчас от 4 до 8. В палатках долины Мина в этом году спали по 28 чел., и больше матрасов там не поместить, в прошлых годах в этих же палатках ютились по 35-36 человек, некоторым места не хватало, и они спали возле палаток под открытым небом. И те первые гостиницы, где селились наши дагестанцы, находились на окраине города. Утренний намаз совершали в мечети, потом шли в номера, отдыхали до послеобеденного, на который возвращались в мечеть, и проводили там время до ночного или утреннего. И даже, что дневной намаз проводили не в мечети, люди плакали, возмущались и говорили: давайте все-таки пойдём туда и на этот намаз тоже. Паломники прошлого были очень радостными и счастливыми людьми, они понимали и помнили, какой шанс выпал им. А трудностям радовались, потому что от них возрастает ценность выполненного хаджа и вероятность принятия его Создателем.  По Милости Аллаха таких и сейчас много. Только последний год-два паломники получили возможность фотографировать в хадже, раньше, заметив за таким, полицейские отбирали и засвечивали плёнки. Благодаря послаблению этих правил те, кто не были в хадже, могут видеть Святые Места, жалко только, что некоторые паломники, войдя по ошибке в образ туриста, нарушая всякие адабы, перебарщивают, фотографируясь на фоне религиозных святынь. Мне довелось видеть, как стоя в непосредственной близости к Каабе и приложив к ней свою ладонь, люди смотрели не на НЕЁ, а в объектив фотоаппарата! Мне кажется, не для этого нам дана возможность делать фотографии священных мест.

В общем и целом можно сказать, что раньше совершение хаджа было труднее. И мы должны с благодарностью принимать те облегчения, которые посылает нам Всевышний, и использовать их для усиления и углубления собственного ибадата на Святых землях. Мне было очень полезно, а не только интересно узнать, какими видели места паломничества хаджи, которым посчастливилось попасть в хадж раньше меня. Давайте сделаем дуа за всех, кто трудится над тем, чтобы возможность совершить хадж была облегчена для большего числа людей с максимальным комфортом. И попросим Аллаха, чтобы эти облегчения и этот комфорт пошли нам всем только на пользу. Да примет Всевышний хадж тех, кто его совершил, да позовет Он тех, кто мечтает о нём. Аминь.