Бахрейн – жемчужный эмират

Каждый раз посещая Манаму, столицу Бахрейна – островов, затерянных в изумрудных водах Персидского залива, я уделял несколько часов местному суку (базар, рынок). Впервые я попал туда в далёком 1970 году и буквально влюбился в это весьма примечательное для каждого араба место.

В его лабиринтах, образованных бесконечными закоулками, переходами, тупиками и многочисленными лавчонками, с самого утра и до позднего вечера шумит толпа торговцев, покупателей и просто любопытствующих. Базар в Манаме не только место торговли. Здесь вы можете узнать все новости – местные, региона Персидского залива и мировые, рассказать или посмеяться над анекдотами, прибаутками и шутками других.

Много места отведено ремесленникам, буквально на ваших глазах создающих шедевры арабского прикладного искусства. Это изящно сделанные кофейники с большими, начинающимися от самого донышка носиками, медные подносы, различного рода статуэтки любимого всеми арабами верблюда, ажурные светильники, да и просто самая обычная кухонная утварь. Особой популярностью пользуются мастерские по изготовлению входных дверей, которые просто поражают глаз своей красотой, уникальностью и добротностью. До сих пор жители Манамы хвастаются друг перед другом, а также перед заезжими иностранцами этими входными дверьми, которые являются без всякого преувеличения произведением истинного искусства.

Особое место на суку занимают лавчонки, где продают «рыбий глаз» – жемчуг, принёсший эмирату мировую славу. В небольших лотках, обитых красным бархатом, поблёскивают различные по величине, форме и цвету жемчужины. Для определения величины и цены драгоценности у купца имеются различного рода сита из меди с отверстиями определённого размера. Наиболее ценной считается попадающаяся только на жемчужных банках вокруг Бахрейнских островов «золотая роза» – белый жемчуг нежно-розового оттенка правильной круглой формы. Из такого весьма ценимого во всём мире жемчуга делают кулоны, кольца, серьги, которые потом красуются на модницах и просто богатых дамах во всех частях света.

Здесь же можно купить небольшую кучку раковин, и продавец при вас, быстро и ловко орудуя ножом, вскроет их. Повезёт – и продавец тут же выдаст вам жемчужину, которая в первозданном виде выглядит не очень красиво, т. к. требуется её дальнейшая обработка. Нет – расплачивайтесь и смотрите, как другие играют в эту жемчужную лотерею.

Присутствуют только иностранцы, поскольку местные прекрасно знают, что ловцы, обладая каким-то своим чутьём, сразу же отбирают «перспективные» раковины. Но бывают и проколы, и однажды мне всё же повезло. Вскрыв очередную раковину, бахрейнец ловко поддел ножом и вытащил на белый свет небольшую жемчужину. Хитро улыбаясь, он предложил сразу же купить у меня этот товар, назначив цену в 10 динаров. Эта сумма тогда для меня была немалой, и я сразу же согласился. Дома жена закатила скандал, заявив, что, возможно, эта жемчужина была счастливой и именно её нужно было привезти домой. Но она быстро утешилась, когда на эти деньги купила джинсовый костюм и две нарядные кофточки.

Об удивительных жемчужинах Бахрейна уже писали древние учёные, купцы и путешественники. В частности, Плиний Старший довольно детально и с восхищением описывал находящиеся здесь «жемчужные россыпи». В течение ряда столетий из Бахрейна и соседних эмиратов – Кувейта, Катара, ОАЭ – выходили сотни судов за раковинами-жемчужницами. Плавать далеко не приходилось, поскольку жемчужные банки находились рядом на мелководье, которое хорошо прогревалось щедрым южным солнцем. Другими словами, вокруг Бахрейнских островов и Катара было идеальное место для появления жемчуга. В конце XIX века, когда стали вести хоть какую-то статистику, здесь было выловлено жемчуга на огромную по тем временам сумму в 400 тысяч фунтов стерлингов. В начале XX века в водах Бахрейна ежедневно добывали жемчуг 500 судов из соседних эмиратов, а в отдельные годы до 30 тыс. человек работали на местах лова. Банки с жемчужницами располагаются на песчаных отмелях, протягивающихся на многие километры вдоль берега. Промысловый сезон длится недолго, не более трёх месяцев. Случалось, что судно с двумя ныряльщиками привозило 36 тыс. раковин (средний улов на судно – 6–7 тыс.). Правда, это не значит, что в каждой что-то было, так как по подсчётам только в 100 раковинах находилась одна жемчужина. Но она была естественная, природная и нередко больших размеров, которая стоила огромных денег. И в наше время, несмотря на значительное сокращение добычи, изделия из жемчуга остаются основной статьёй экспорта Бахрейна.

Однако поближе познакомиться с морской фауной лучше на набережной, на которой рыбаки продавали свой только что добытый улов. Чего только здесь не было! Тунец, серебристая макрель, ставрида, морской окунь вперемежку с кальмарами, каракатицами и омарами лежали на камнях набережной. А вот самая вкусная, но дорогая рыба – зубейда. Рыбаки сидят на корточках, каждый перед своей кучей улова и лениво торгуются, так же лениво снижая цену. Ведь всё это послано Аллахом! И потом прибыль будет всегда.

Отдельно торговали креветками всех видов и размеров. Таких огромных креветок я больше нигде не видел. Королевские креветки, которыми ныне торгуют наши московские магазины, кажутся просто малышами перед бахрейнскими.

Однако вернёмся к самому базару, где особенно впечатляюще выглядят так называемые золотые ряды. Прилавки небольших лавчонок завалены лотками, в которых огромное множество золотых колец, серег, браслетов, кулонов и других искусных поделок. Рядом – стопки золотых монет, кажется, всех стран света. Хозяин, как правило, он же продавец и златокузнец, сидит в углу за маленькими тисками, изготовляя очередное украшение. Мальчиков-зазывал здесь нет.

Золото всех сортов и видов до сих пор занимает в торговле эмирата одно из важных мест. Благодаря закону, который разрешает его свободный ввоз и вывоз в неограниченном количестве, Бахрейн наряду с Дубаем является крупнейшим в мире перевалочным пунктом в торговле этим благородным металлом. Золото закупается на международных рынках и биржах Лондона, Цюриха, и большая часть затем переправляется в Индию, Пакистан, другие страны Юго-Восточной Азии.