Триумф исламской каллиграфии в России

2014 года стал важной вехой в культуре России: впервые на государственном уровне признана высокая роль исламской каллиграфии. Президент Татарстана Рустам Минниханов вручил высшую награда в сфере культуры Премию имени Габдуллы Тукая Владимиру Попову за его каллиграфические композиции. В этом же году художнику исполнилось 90 лет. Вспоминая эти события, постараемся разобраться в «казанском феномене».

Русский в Казани стал… исламским каллиграфом

Да, это первый парадокс, с которым мы сталкиваемся. Его следует осмыслить. Ведь ни для кого не секрет, что именно в Казани в 1552 году произошла трагедия – войска Ивана Грозного разгромили и крепость и сам град Казань, столицу дотоле независимого Казанского ханства. Проходили века, политика Империи смягчалась, но боль утраты не затихала. Потому представить, что через 450 лет именно здесь появится русский виртуоз исламского сакрального искусства, конечно же, никто не мог. С точки зрения человеческой это было немыслимо. Но – Аллаху алим – всё произошло именно так.

Более того, кто бы мог подумать, что мастер окажется столь плодотворным и изобретательным, что своим искусством поразит многих мусульман зарубежных стран, а на Родине получит даже высшую награду государственного уровня?

В день рождения великого татарского поэта 26 апреля стало известно, что в 2014 году Государственная премия имени класиика татарской поэзии Габдуллы Тукая присуждена писателю Вахиту Имамову за двухтомный исторический роман «Утлы дала» («Огненная степь») и Владимиру Попову за серию каллиграфических композиций. Президент Минниханов, приветствуя собравшихся на церемонии в Театре Галиаскара Камала, отметил, что нынешний год является особенным. «В преддверии сегодняшнего праздника в жизни Республики произошло много ярких событий. Нынешний год - это Год культуры в России, Казань носит статус культурной столицы тюркского мира, а совсем недавно Болгар был включён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО».

Значит, деятельность Попова была оценена не изолированно, сама по себе – но в русле того возрождения исторической памяти, памятников архитектуры и истории, которое налицо ныне в Татарстане. Идёт в контексте программ таких международных авторитетных организаций, как ЮНЕСКО (культурный филиал ООН) и Тюрксой (культурное объединение стран тюркоязычных народов).

В чём же сенсационность этого награждения – а оно именно таково? Тут сразу несколько граней.

Красивое письмо, прославляющее Аллаха

Во-первых, исламская каллиграфия – это искусство религиозное. И впервые оно признано на таком уровне в Татарстане – ибо Тукаевская премия это, повторимся, высшая награда в области культуры. Также это важно для всей России, которой Казань, по сути, открывает этот вид искусства.

Известно, что религиозное творчество иных народов и традиций в Российской Федерации ценится и уже неоднократно подымалось на такой уровень. В первую очередь, награды получали иконописцы и реставраторы, строители и архитекторы Православной церкви. Но также в иных Республиках, к примеру, в Бурятии, Калмыкии и Туве – поощряется искусство буддийского происхождения.

Какой вывод можно сделать? Да, религия отделена, согласно Конституции России, от государства. Но её роль в обществе, особенно в воспитании молодёжи, сохранении и развитии культуры никто не умаляет. Напротив, наметилось многостороннее государственно-конфессиональное и государственно-частное партнёрство в сферах, где цели близки у всех участников, и каждый вкладывает своё, согласно своему менталитету и возможностям.

Ещё важен аспект и внешней и внутренней «дипломатии и миротворчества» средствами культуры. Потому Казань и стала – как была веками – средоточием разных творческих потоков Востока и Запада. Волжскими вратами России в мир Востока.

Кто же его сделал каллиграфом?

Попов. Шамаиль "Кааба"Вот вторая интересная грань «казанского феномена»: физически художнику в этом году 24 июня  исполнилось 90 лет – но как каллиграф он гораздо моложе, ибо увлёкся красотой духовного письма… в 70 лет. Какой вдохновляющий пример для тех, кто считает себя… старым! Сколько возможностей, оказывается, таится нераскрытым в человеке, в его мозге и в сердце!

Оказывается, однажды зрелый мастер, известный как автор соцреалистических полотен и зарисовок, реалистических пейзажей и натюрмортов, вдруг в гостях у знакомых увидел альбом татарских шамаилей и типографских лубков с исламской каллиграфией. Это был альбом профессора дореволюционного Казанского университета Покровского. Попову объяснили, что это не просто некая графика, но здесь заложено множество сакральных смыслов. Это аяты Корана, фрагменты хадисов, стихи восточных поэтов… Огромный мир, где гармонично выражены и Слово и зрительный, графический Образ.

«Неужели и я сам так не смогу делать?! – воскликнул пожилой художник, уже дома, перед сном. – Нет, надо бы это освоить!»

Сказано – сделано. Со следующего дня Попов ринулся с головой в освоение техники и премудростей каллиграфии. Как консультанты, ему помогли два знатока. Доктор наук Гульнара Балтанова – с арабским языком. Надижп Наккаш, профессиональный филолог, специалист по древнебулгарской литературе – в освоении приёмов художника. Причём, сам он непрофессионал в изобразительном искусстве – но именно Наккашу принадлежит честь быть возродителем каллиграфической традиции татарского народа в 20 веке. Наккаш сразу увидел и оценил в своём новом, седом уже, ученике, мастера, который превзойдёт все ожидания. Так и случилось.

Многолетний опыт художника-реалиста Попов поставил на службу каллиграфии и обогатил её новыми приёмами. До того ведь он уже не раз получал различные награды и носит звания Заслуженного художника Российской Федерации и Республики Татарстан, Народного художника Татарстана, Заслуженного деятеля искусств РТ. Естественно также, что он член Союза художников Татарстана.

Прошёл войну – но любит только созидание!

Третья особенность феномена Попова, о которой говорил сам награждённый при вручении Премии. Ветеран Великой Отечественной войны, завершивший путь воина в Берлине, награждённый многими воинскими медалями, он поставил своё искусство только на службу созидания и только во имя мира, ради великого единения народов, культур и их государств. В этом его продуманная и доказанная большой жизнью позиция гражданина. Пример всем нам.

Недаром выставочное турне по странам Востока и Запада с участием привлечённых им мастеров из Турции, Марокко и Новой Зеландии получило девиз «Каллиграфия – за мир!». Эти выставки прошли в Турции, Марокко, Египте, Ливане, Иордании, Белоруссии… А в 2000 году он сам впервые побывал в Тегеране на Международном фестивале Корана и каллиграфии, где подарил президенту Ирана Мохаммаду Хатами шамаиль, посвящённый возрождающейся тогда мечети Кул Шариф в Казанском Кремле.

А вот новый выставочный проект в редакции татарской газеты «Шэхри Казан» получил название «Единение. Мир каллиграфии. Учитель и ученица». Здесь он представил публике свою 21-летнюю ученицу, уроженку татарского города Азнакаево Гульназ Исмагилову. Ныне она  студентка Государственного турецкого университета ERIYES.

Почему Госпремия? Что это за Государство?

Есть и ещё один, культурно-политический аспект этого награждения. Грань, которую сознательно отточил Оргкомитет Премии во главе с поставившим свою подпись Главой Татарстана. С первого взгляда парадокс – Владимир Александрович по происхождению славянин. Отец – русский Александр Дмитриевич, из глухого вологодского села, пел в церковном хоре. Мать Анна Валерьяновна Крыжачковская - из поляков, покинувших Краков в 1914 году. Сам Попов многие годы живёт в Казани среди татар, старейшина реалистического искусства Казани… увлёкся исламской каллиграфией… Показывал её в мусульманских странах и получил восторженное признание.

Но разве это не плод нашей сложно-цветущей цивилизации? Назовём её Евразийской, или Российской в широком смысле слова – но здесь веками живут и взаимно обогащают друг друга славяне и тюрки, православные и мусульмане. Именно Татарстан даёт всему миру пример подлинного добрососедства – а оно отличается от мертвенной идеи «толерантности», которой пытаются на Западе сместить ценности Авраамических религий.

В этом ракурсе – выбор для награды этого года именно Попова – блестящий пример силы нашей культуры и народов, которые её созидают совместно. Велик резонанс Премии, который он будет иметь для укрепления и расцвета нашей государственности.

Почему? Ибо так не на словах, а на деле осуществляется призыв Творца мира в Священном Коране (49:13) «Мы создали вас племенами и народами, мужчинами и женщинами, дабы вы познавали и обогащали друг друга!».

Вот почему мы такие разные, вот почему мы созданы жить вместе. И это также подлинная реализация тукаевского духа в наши дни.

В чём суть его искусства? – Единение.

Значение каллиграфии Попова таково, что – выйдя из недр Казани, как древнего центра взаимодействия Запада и Востока – оно стало связующим звеном между многими народами. Более того, показы в Белоруссии продемонстрировали универсальность того призыва, который идёт от работ художника. Это - призыв к миру во всём мире, к осознанию единства и целостности мировой цивилизации. В этом – особый антивоенный пафос его работ, исполнение его мечты, как ветерана Великой Отечественной войны, о мире для человечества.

Подобно тому, как Габдулла Тукай стал мостом между русской и татарской культурами, дав нам навеки живые формулы единства и добрососедства – так и Владимир Попов выразил в своём творчестве глубинную суть культуры Татарстана, с его многоукладностью и глубиной, с его миротворчеством и обращённостью к любимой родной Земле и к вечному единому Небу.

Мне посчастливилось более пятнадцати лет следить за развитием уникального дара Владимира Александровича Попова, выдающегося художника нашего времени. Его уникальность в том, что он соединяет в своем духе Запад и Восток, традиции европейского реализма и исламской каллиграфии – это аспект сугубо искусствоведческий, но не только!

Для него мир в принципе един, как и Един его Творец. А это уже религиозный аспект, призыв к универсализму и единению. Для него едино и наше земное Отечество с его славянскими и тюркскими основополагающими компонентами. Это аспект патриотический, гражданский.

Для него едины великие мыслители и творцы прошлого, равно как и активные созидатели культуры в наши дни. Здесь выражено его понимание времени – как неразрываемой цепочки, ведущей к вечности.

И всё это отражено в туграх и шамаилях! Этим древним жанрам изобразительного искусства Поволжья Попов дал новое дыхание и придал остро современную форму.

«Аллах прекрасен и Сам любит красоту». А формы красоты неисчерпаемы и вновь можно сотворить миллионы нового и неизвестного ранее!

Завершить анализ «казанского феномена» позвольте таким рассуждением и цитатой. Честь восстановления каллиграфической традиции Поволжья, вне сомнения, принадлежит филологу Наджипу Наккашу, а высот артистизма и свободы в творчестве достиг получивший от него знания Владимир Попов.

Увидев его работы, крупнейший арабист, директор Государственного Эрмитажа написал: «Вы удивительно красиво делаете очень важное дело – придаёте новый межцивилизационный аспект традициям мусульманской каллиграфии. Да поможет Вам Бог! Искренне Ваш Михаил Борисович Пиотровский».  Золотые и точные слова.