Монгольское завоевание. Образование Золотой Орды

Жизнь в Булгарском государстве была достаточно богатой, но вместе с тем и беспокойной. Причем отношения с разными соседями строились на различной основе. Если, скажем, с финно-угорскими народами, проживавшими в пределах Булгарии или вне её, существовали давно установившиеся мирные, добрососедские отношения, основанные на взаимном признании прав друг друга, торговле и совместной защите интересов, то с кыпчакскими племенами отношения далеко не всегда складывались так же ровно. Здесь имели место и нападения друг на друга, и торговля, и военные союзы, и служба кыпчаков у булгар. Но по мере распространения ислама и торгового влияния Булгарии среди степняков постепенно происходило сближение булгар и кыпчаков. На западных же рубежах Волжской Булгарии складывалась иная ситуация.

Здесь, восприняв от приходящей в упадок Византийской империи православное христианство, восточнославянские княжества начали теснить находившиеся в вассальной зависимости от булгар финно-угорские племена и совершать военные экспедиции на территорию собственно внутренних областей Булгарии. К исходу первой трети XIII в. восточнославянские княжества уже подчинили своему влиянию некоторых недавних вассалов и союзников Волжской Булгарии. Финно-угорские племена, составлявшие коренное население Владимиро-Суздальской Руси и большей части Новгородских земель и вытесняемые оттуда славянскими феодалами, находили поддержку у правителей и населения Волжской Булгарии. Об этом свидетельствуют строки из «Казанской истории» – крайне ангажированного труда XVI в., призванного оправдать войну против Казанского ханства и его оккупацию: «Наполни такими людьми землю ту еже ина черемиса, зовемая отяки, тое же глаголют ростовскую чернь, забежавши та от крещения рускаго в болгарских жилищах...» В тексте идет ссылка на то, что в свое время булгары приняли в пределы своей страны «ростовскую чернь» – финно-угров Ростовского княжества (или же Владимиро-Суздальской Руси вообще), родственных булгарским подданным марийцам (черемисам) и удмуртам (вотякам).

Но в XIII в. с другого направления – с востока, из глубин Азии – пришла другая опасность. Как известно, единое государство на огромных евразийских просторах существовало, как минимум, со II в. до н. э. Оно то разрушалось, то восстанавливалось снова. Очередное восстановление этого мегагосударства пришло с востока, из монгольских степей, и оно было связано с именем Темучжина, сына Есугей-багатура, из рода борджигин.

В русской и европейской исторической традиции этот человек более известен по своему титулу – Чингизхан. Избранный каганом в 1204 г., он начал расширять свои владения в соответствии со своими принципами чести и достоинства, позже легшими в основу свода законов «Яса», которыми управлялась его империя. Конечно же, образование почти любой империи в то время не проходило бескровно. Не являлась исключением из этого правила и Монгольская империя. Вобрав в себя большую часть известной в то время обитаемой земли (при хане Хубилае (1215-1294 гг.), правил с 1260 г., монгольский каган, завершил завоевание Китая, предпринял неудачные попытки завоевания Японии, Вьетнама, Мьянмы, Явы) – 80 % территории Старого Света, монголы не отличались человеколюбием, что было крайне характерной чертой того времени.

Необходимо отдать должное - монголы не уничтожили ни одной из цивилизаций покоренных ими стран, в отличие, скажем, от европейской колонизации, на счету которой уничтожение всех культур доколумбовой Америки. Несмотря на то, что монголы не принимали неповиновения себе как такового, тем не менее, они не истребили ни населения Китая, ни Кореи, ни Средней Азии, ни Булгара, ни Ирана, ни Руси, ни иных подвластных им территорий.

Тем не менее, следует признать, что монголами было уничтожено мусульманское правление в таких странах, как государство Хорезмшахов (в Средней Азии и Хорасане), государство Газнавидов (в Афганистане), Волжская Булгария и множество мелких эмиратов. Самым же болезненным для мусульман моментом явилось уничтожение ставшей к тому времени уже чистой формальностью власти аббасидского халифа. Несмотря на то, что монголы не ограничивали религиозных свобод своих подданных и с уважением относились к их верованиям, в отличие, скажем, от крестоносцев в Палестине и Сирии, мусульмане долго сопротивлялись их завоеванию. (Единственной группой во всем мусульманском мире, подвергшейся со стороны монголов гонениям и даже истреблению, были исмаилиты: горные крепости ассасинов, их ветви, практикующей тайные убийства, были разгромлены, а сами они уничтожены. Впрочем, уничтожение этих врагов Халифата и фактических союзников крестоносцев скорее принесло пользу исламу и мусульманам.) Как гласит татарская легенда, булгарская принцесса Алтынчач, командуя партизанским отрядом, действовавшим против монголов, воевала до тех пор, пока не оказалась окружённой в горной пещере на Урале. Тогда она приказала замуровать себя в этой пещере.

Вот что пишет о покорении земель улуса Джучи персидский историк Джувейни в своем труде «Тарих-и джахангуша» в главе «Рассказ о покорении Булгара, пределов Ас и Рус»: «Когда каган во второй раз устроил великий курултай, они вместе совещались об истреблении и покорении всех оставшихся непокорёнными. Было принято решение о завоевании пределов Булгара, Ас и Рус, находившихся по соседству со становищем Бату, до сих пор не подчинённых и гордившихся множеством своих городов. В помощь и поддержку Бату он назначил кандидатов из принцев: Менгухана и его брата Бучека, из своих сыновей – Гуюк-хана и Кадагана; из других царевичей: Куль-кана, Бури, Байдара, братьев Бату – Орду и Тангута – и несколько других царевичей, а из авторитетных эмиров был Субэдэй-бахадур. По порядку войск все царевичи отправились на свои местожительства, а весной двинулись из своих становищ и поспешили приступить . В пределах Булгара царевичи сошлись. От множества их войск земля содрогнулась, и даже дикие звери изумились численному превосходству и шуму их войск. Сначала они штурмом взяли город Булгар, известный на весь мир неприступностью своего места и многочисленным населением. Жителей его они убили и угнали в плен для угрозы другим. Оттуда они обратились на страну Рус и покорили её области до города М-к-с", население которого по многочисленности было подобно муравьям и саранче, а окрестности его были так густо покрыты лесами, что даже змея не могла проползти сквозь них...»

А вот как описывает исторические события в своей книге «Джами ат-таварих» Рашид ад-Дин  («Войны царевичей и монгольского войска, которые они вели в Дашт-и Кыпчаке, Булгаре, Руси, Мокше, Алании, Маджаре, Буларе  и Башгирде и о покорении тех областей»): «Царевичи, которые были определены на завоевание Дашт-и Кыпчака и тех пределов : из детей Тулуйхана – старший сын Менгу-каан и его брат Бучек, из уруга Угедей-каана – старший сын Гу-юк-хан и его брат Кадаган; из детей Чагатая – Бури, Байдар и Кулькан, брат кагана; сыновья Джучи: Бату, Орда, Шейбан, Тангут, а из почтенных эмиров – Субэдэй-бахадур и с ними несколько других эмиров. Они все вместе отправились весной, приходящейся на месяц джумади-ль-авваль 633 г. хиджры. Проведя лето в пути, осенью соединились в пределах Булгара с уругом Джучи – Бату, Ордой, Шейбаном и Тангутом, которые также были назначены на тех краев. Оттуда Бату с Шейбаном, Бурундаем  и с войском вознамерился идти на Булар и Башгирд; отправился и в короткое время без больших усилий захватил его. Дело было в том, что булары являлись многочисленным народом христианской веры; границы их области соприкасались с франками. Когда они услышали молву о движении Бату и эмиров, подготовились с сорока туменами  войска пришли в движение. Шейбан, который с 10 000 людей находился в авангарде, направил известие о том, что их вдвое больше монгольского войска и что они все богатыри. Когда оба войска выстроились друг против друга, по обычаю Чингиз-хана Бату взошел на вершину одного холма и молил Бога и рыдал; а мусульманам приказал, чтобы они вместе помолились. Посредине была большая река. 

Бату и Бурундай ночью переправились по ней и вступили в бой. Шейбан по собственному порыву вступил в сражение. Эмир Бурундай сразу произвел атаку всеми войсками. устремились на ставку келара, который был их царем, и мечом перерубили веревки. Из-за падения ставки своего войска опечалились и обратились в бегство. Монголы, подобно храброму льву, напавшему на добычу, гнались за ними, избивали и убивали, пока не уничтожили большую часть их войска. Та область была завоевана. Эта победа была одним из великих дел.

Булар и Башгирд – это большая страна с труднопроходимыми местностями. Несмотря на то, что тогда завоевали , снова взбунтовались, и всё ещё полностью не покорена. Государей тамошних называют келар, и до сих пор существуют. После того, в ту зиму, царевичи и эмиры собрались у реки Хабан и отправили эмира Субэдэя в область Ас и пределы Булгара. Они дошли до города Кувика и других областей; разбив там войско, заставили покориться. Пришли тамошние эмиры Баян и Джику и царевичам покорность. Получив милость, возвратились, но снова взбунтовались. Снова послали Субэдэй-бахадура, чтобы овладел . После этого царевичи, посовещавшись, каждый со своим войском двинулись облавой и сражались и завоевывали области, которые попадались на переходе.

Менгу-каан шел облавой по берегу моря с левого крыла и Бачмана, который был из бесстыднейших тамошних эмиров из народа кыпчаков, племени ольбурлик, и Качир-укуле, из племени асов, обоих схватил. А было так, что этот Бачман с группой других разбойников избежал меча. К нему присоединилась группа других беглецов, и бросался во все стороны и что-нибудь похищал. День ото дня его бунт увеличивался. У него не было местопребывания, поэтому монгольское войско не могло его схватить. скрывался в зарослях на берегу Волги . Менгу-каан приказал построить 200 судов и в каждое посадить по 100 человек полностью вооруженных монголов. он со своим братом Бучеком по обеим сторонам реки пошли облавой.

В одном из волжских лесов по свежему навозу и прочему нашли следы спешно откочевавшего стана. Среди этого застали больную старуху. От нее узнали, что Бачман перешёл на один остров, а все то, что он в то время захватил мятежа и бунта, находится на том острове. Из-за неимения судна переправиться через Волгу было невозможно. Внезапно поднялся сильный ветер, вода пришла в волнение и ушла на другое место от прохода на остров. Вследствие удачи Менгу-кагана показалась земля. приказал, чтобы по ней прошли войска и схватили его . Некоторых его приверженцев убили мечом, некоторых утопили. Вывезли оттуда много добра. Бачман взмолился, чтобы его брат Бучек разрубил Бачмана надвое. Так же убили Качир-укуле из эмиров асских. То лето провели там, в год, соответствующий 634 г. хиджры, сыновья Джучи - Бату, Орда, Берке, сын угэдэи-кагана кадаган, внук Чагатая Бури, сын Менгу-кагана Кулькан – выступили на войну с мокшей, буртасами и арджанами и в короткое время овладели ими. Осенью упомянутого года все царевичи, бывшие там, сообща устроили курултай и вместе отправились воевать с русскими.

После того в год, соответствующий 635 г. хиджры, осенью, Менгу-каган и Кадаган отправились на черкесов и зимой убили там государя по имени Тукар. Шейбан, Бучек и Бури отправились в область Крым и у народа хыпчакан захватили холм Таткара. Берке направился в сторону кыпчак, а захватили Арджкмака, Куранбаса, Капарана, а прежде того – Бекрути. После этого в год, соответствующий 636 г. хиджры, Гуюк-хан, Менгу-каан, Кадаган и Бури отправились в сторону города М-н-к-с и зимой, после месяца и пятнадцати дней осады, взяли его. еще были в том походе, когда наступил следующий год. Весной, назначив войско, дали его Букдаю и отправили в сторону Тимур-кахалка , чтобы занял его и область Авир. А Гуюк-хан и Менгу-каан осенью того же года по приказу кагана возвратились и в 638 г. прибыли со своими ордами. Вот и все!»

Большая часть мусульман считала монгольское завоевание наказанием за свои грехи, грехи своих народов и правителей, подобно упомянутым в Коране племенам аль-айки и сабы, уничтоженных Аллахом за различные преступления. Собственно, так это мы и должны расценивать. Монголов сравнивали с племенами яджудж и маджудж. В Европе того времени заговорили о «желтом крестовом походе» – среди монгольских войск были христиане-несториане (очень крупные племена найманов и кереитов), и что они помогают крестоносцам Запада воевать против мусульман. Против монгольского завоевания выступили многие известные мусульманские ученые и лидеры. Например, в Волжской Булгарии одним из руководителей сопротивления был верховный сейид Булгарии, знаменитый ученый и поэт Кул Гали, автор поэмы «Кысса- и Йосуф» («Сказание о Юсуфе»). По татарским источникам, в одном из боёв он был взят в плен в доспехах простого воина и был бы казнен, если бы не был опознан темником бурундаем как «главный мусульманин страны булгар». Хотя были и обратные примеры. Так, знаменитый ученый Наср ад-Дин ат-Туси стал везирем.

Незадолго до смерти Темучжин разделил свою страну на четыре улуса: улус Джучи; улус Джагатая, включающий в себя территорию Средней Азии, кроме Каракалпакии и Ургенча, Юго-Восточный Казахстан, Восточный Туркестан, Афганистан, Синд и Белуджистан; улус Тулуя, называемый по титулу своих правителей государством ильханов и включающий в себя современные Иран, Азербайджан, Ирак, часть Сирии и Турции; и улус Угедея, позже переродившийся в Юаньскую империю, в составе которого были Китай, Корея, Монголия и прилегающие области Восточной Сибири. До конца 1260-х годов эти четыре улуса действительно слагали вместе единую империю, но затем они разделились на четыре независимых государства. Нас больше всего интересует улус Джучи-хана, протянувшийся от Алтайских гор на востоке до устья Дуная на западе, и от «страны мрака» на севере до Хорезма и Каракалпакии на юге. В этот улус входило также и большинство древнерусских княжеств, вплоть до Смоленского, подчинявшегося Литве. Свою монету в улусе Джучи, получившем в русскоязычной истории название «Золотая Орда», начали печатать при хане Менгу-Тимуре, правившем в 1266–1282 гг. Однако войны между правителями улусов начались гораздо раньше – с года, когда разгорелся яростный конфликт между Берке-ханом (правил в 1256–1266 гг.) и его двоюродным братом, ханом Хулагу. Именно с именем Берке-хана связано одно из самых небывалых событий истории отечественного ислама.

Обычно все привыкли к тому, что завоёванные принимают веру завоевателей, но не наоборот. Так вот, в случае с монголами Аллах распорядился совершенно по-иному. Монголы, сначала завоевав мусульман, принимают их религию!!! Берке-хан становится первым монгольским ханом-мусульманином. Вскоре же это явление начинает нарастать, подобно снежному кому. Вот как описывает принятие ислама ханом Берке секретарь египетского султана аль-Омари (1301–1349 гг.): «Проходя мимо Бухары, он сошелся с суфийским шейхом Шамсетдином Бохарзи, последователем Наджм ад-Дина Кубра. Речь Бохарзи так на него повлияла, что он принял ислам из рук его. Укрепилась дружба между ним да Бохарзи, и посоветовал ему Бохарзи вступить в переписку с халифом аль-Мутасилом, присягнуть ему и послать ему подарки. Стали они посылать друг другу послов, письма, дары и приношения».

Первое посольство в Египет, ставший центром оставшейся свободной от монгольской власти части исламского мира, прибыло от Берке-хана около 660 г. хиджры (1261/62 гг.). Был заключён союз с султаном Бейбарсом (правил в 658-676 гг. хиджры). Именно благодаря помощи хана Берке была разбита армия хана Хулагу в битве при Айн-Джалуте.

Ахмад (Дмитрий) Давлетшин