Благословенная отдаленнейшая Мечеть

Для каждого цивилизованного человека Масджид аль-Акса – отдаленнейшая мечеть и Куббат ас-Сахра – Купол Скалы в Иерусалиме являются не только исламскими и гениальными творениями искусных зодчих Халифата, но и поистине замечательными памятниками культуры в целом. Созданные по инициативе и под покровительством халифов династии Омейядов (661–750 гг.) на вершине упоминаемой в Писании горы Мориа, или Храмовой горы, которая была и остаётся священной для многих народов, эти два уникальных здания вместе с их окружением составляют непревзойдённые по красоте и согласованности композиции, оригинальности и мудрости решения архитектурный ансамбль Харам-аш-Шариф.

Для каждого мусульманина заповедная территория посреди Старого Иерусалима – Харам-аш-Шариф, или Благородная Святыня, связана с одним из важнейших событий священной истории ислама – исра ва-ль-ми'радж, чудесным ночным путешествием и вознесением Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха), перенесённого ночью 27 раджаба 621 г. из Заповедной Мечети (Масджид аль-Харам) в Отдаленнейшую Мечеть (Масджид аль-Акса) в благословенной Аллахом местности. Согласно хадисам к спящему пророку Мухаммаду (мир ему и благословение Аллаха) явился ангел и перенёс Посланника Божия  из Мекки в Святой город, где он встретился и молился вместе с предшествующими пророками, а потом поднялся к Престолу Аллаха по спущенной с неба лестнице (аль-мирадж). После знакомства с Раем и Адом, пророк Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха) был возвращён в Мекку к месту своего ночлега и обнаружил, что его постель ещё не остыла.

В Коране этому событию, отмечаемому во многих мусульманских странах как один из важных праздников, посвящён первый аят 17-й суры (смысл): «Восславим Аллаха и превознесём Его величие, отвергая от Него всё, что не подобает Ему! Это - Он, кто содействовал рабу Своему Мухаммаду совершить путешествие из Неприкосновенной мечети (аль-Масджид аль-Харам) в Мекке в мечеть "отдалённейшую" (аль-Масджид аль-Акса) в Иерусалиме, где Мы даровали благословенный удел жителям её окрестностей, чтобы показать ему путём Наших знамений, что Бог один и Он Всемогущ. Поистине, Аллах Единый - Всеслышащий и Всевидящий!» Ещё в раннем средневековье сложилось представление о том, что речь идёт о произошедшем вне времени по воле Бога чудесном перенесении Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха) из Мекки с её святыней – Каабой в Байт аль-Мукаддас (Священный дом), или Байт аль-Макдис (Дом Святыни), как арабы издревле называют Иерусалим. Ни один мусульманин не сомневается в том, что «заповедное молитвенное место» – это Кааба в Мекке, а отдалённая местность, благословенная Богом – это возвышающая посреди древнего Иерусалима гора Мориа с выступающей на её вершине скалой. Для мусульман священным объектом стала именно скала, поскольку, по преданию, Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) поставил на неё свою стопу, когда возносился на небо. 70 лет спустя, в 691 г. омейядский халиф Абдель-Малик, по выражению историка Х в. Аль-Якуби, «построил над Скалой купол», который дал сень и защиту священной скале.

Персидский путешественник, поэт и философ ХI в. Насир-и Хусрау в своей знаменитой «Сафар-наме» («Книга путешествия») пояснял, что иерусалимская Сахра была тем камнем, который пророк Муса (Моисей) по велению Бога сделал киблой (священным ориентиром), и верующие с тех пор «совершали намаз, обращаясь в его сторону до тех пор, пока Господь Благословенный   Всевышний не приказал сделать киблой дом Каабы»; позднее царь пророк Сулейман (Соломон), «в эпоху своего правления повелел выстроить вокруг этого камня масджид». Под словом масджид, означающим по-арабски место поклонения, а в исламе-мечеть, Насир-и Хусрау, как и многие другие средневековые авторы, в этом случае подразумевал древний иерусалимский Храм, построенный царем Соломоном и подробно описанный в Библии.

Жители Аравии с древности признавали иерусалимский Храм святыней. Признание святости Иерусалима как Дома Святыни было настолько глубоким и привычным, что вплоть до января 624 г. мусульмане молились, обращаясь в сторону Святого города. Став в 637 г. хозяевами Иерусалима, арабы-мусульмане восстановили древнюю ближневосточную традицию наследования священных мест, прерванную в Святом городе в византийский период (IV- начало VII в.), когда заповедный участок на Храмовой горе был заброшен и превращён в городскую свалку, поскольку христиане считали его осквернённым языческими постройками и обрядами. Однако в народе память о Храме не исчезла. Тоска по славе древнего духовного центра и ожидание возрождения разрушенных и поруганных святынь стали темой особого вида литературы – плачей-пророчеств. В одном из «плачей» в ответ на жалобу Иерусалима Господу на свою злосчастную судьбу и свое полное разрушение, Бог сказал: «Я пошлю тебе некого, кто вновь построит тебя с Моего соизволения, и пошлю людей, которые очистят тебя от мусора, что на спине твоей, и будут молиться в тебе». В другом «плаче» Господь обещает послать Иерусалиму новое учение и новых почитателей: «Они слетятся к тебе, словно орлы, и устремятся к тебе подобно тому, как голубка стремится к своему яйцу. Они войдут в тебя, преклоняя колена. Тогда Иерусалим будет доволен».

Честь возвращения Храмовой горе её былого священного значения арабские средневековые историки приписывают второму праведному халифу Умару аль-Хаттабу аль-Фаруку (да будет доволен им Аллах). Согласно сведениям, собранным толкователем Корана и историком ат-Табари (838–923 гг.) из разных источников, Умар в 637 г. по приглашению патриарха Софрония посетил Иерусалим для подписания договора о сдаче города арабам и попросил показать участок, где некогда стоял Храм. Взойдя на вершину Храмовой горы, заваленную архитектурными обломками и мусором, халиф узнал место, которое описал ему Пророк и собственными руками начал его расчищать. Сопровождавший халифа перешедший в ислам иудей, увидев, что повелитель правоверных собирает в подол платья мусор, объявил об осуществлении сделанного за пятьсот лет до этого события пророчества: «Радуйся, о Иерусалим, ибо придёт Фарук , который очистит тебя от того , что поверх тебя».

На очищенном от мусора и завалов участке построили первую в Иерусалиме соборную мечеть. По словам христианского паломника епископа Аркульфа, посетившего Иерусалим около 670 г., она находилась там, «где когда-то был изумительно построен Храм, расположенный по соседству со стеной на востоке», и представляла собой «четырехугольное место молитвы, которое они построили очень грубо, для сооружения его перекрыв большими балками какие-то остатки руин. Говорят, – добавлял епископ, – этот дом может вмещать три тысячи человек одновременно». Эта примитивная постройка положила начало истории священной мечети Аль-Акса и формированию на месте иудейского Храма мусульманского мемориально-культового архитектурного ансамбля, который называли либо Байт аль-Мукаддас, либо Отдаленнейшей мечетью – Масджид аль-Акса.

С XVI—XVII вв. за ансамблем прочно закрепилось наименование Харам-аш-Шариф – Благородная святыня. В этом архитектурном ансамбле центральное положение занимает Купол Скалы – первое в исламе монументальное сооружение, осеняющее огромным золотым куполом священную скалу – Сахру. Здание стоит посреди просторной четырехугольной трапециевидной террасы, поднятой на высоту 3 м.

Харам-аш-Шариф представляет собой гигантскую искусственную платформу, покрывающую вершину древней горы Мориа. По форме это неправильный четырехугольник, вытянутый с севера на юг почти на полкилометра и ориентированный по странам света. Платформа Харама, в отличие от центральной террасы с Куполом Скалы, считается в основном сооружением эпохи царя Иудеи – Ирода Строителя, который правил в 37 г. до н. э. – 4 г. н. э., хотя и Омейяды, и многие другие мусульманские правители, и крестоносцы в свое время проводили работы по её укреплению и обновлению.

Северная часть платформы высечена в природном скальном грунте, но чтобы продлить её к югу, где поверхность резко снижалась, древние строители создали остроумную систему опорных сооружений. Были воздвигнуты гигантские подземные залы; их каменные своды опущены на арки простых строгих очертаний, прорастающие из могучих четырехгранных столбов. Эти залы, служившие в периоды мусульманских правлений подземной мечетью, известны как Конюшни Соломона; крестоносцы использовали их в качестве места содержания лошадей. Занимающая южный край платформы мечеть Аль-Акса расположена ниже и на значительном расстоянии от Купола Скалы, но составляет с ней единый ансамбль, несмотря на перепад уровней и разделяющие их лестницы, фонтан для омовения, рощицы и цветники.

Необычность Аль-Аксы как главной соборной мечети Иерусалима заключается в том, что, в сущности, она представляет собой лишь молитвенный зал, без двора, обязательного для подобных культовых зданий. Двором мечети здесь всегда служила объединяющая ансамбль Харам-аш-Шариф платформа. Мечеть стоит на мощных субструкциях – вытянутых с севера на юг широких и длинных подземных сводчатых коридорах. Насир-и Хусрау называл их «сводом» и отмечал, что «он настолько прочен, что на нём можно было выстроить даже такое большое здание, и это не оказывает на него никакого действия. При постройке его применяли такие камни, что разум не в состоянии постигнуть, как человеческая сила могла перенести и установить такие тяжести. Говорят, что это сооружение выстроил Сулейман, сын Даудов». Современного человека не в меньшей степени поражает величина камней, тщательность их отделки и красота кладки.

Один из подземных коридоров подводит к лестнице, спускающейся в вестибюль, перекрытый двумя приземистыми куполами на парусах, опирающихся на мощные полукруглые столбы. Каждый купол украшен красивой рельефной розеттой. Это так называемые Двойные ворота, ровесники мечети. Они вели вниз и нарядной сдвоенной аркой открывались к южным кварталам города и лежащей за ними долине. Насир-и Хусрау называет Двойные ворота Баб ан-Наби (Ворота Пророка (мир ему и благословение Аллаха), утверждая, что Мухаммад (мир ему и благословение Аллаха) «в ночь мирадж прошёл в мечеть через этот ход, ибо дверь его обращена в сторону Мекки».

Мечеть Аль-Акса в основном была построена в правление халифа аль-Валида (705–715 гг.), хотя есть основания предполагать, что первоначально молитвенное здание на этом месте начали строить при его отце, Абдель-Малике. Плоскую крышу её широкого молитвенного зала несли 280 колонн, поставленных в 14 рядов, ориентированных с севера на юг, к стене киблы. Мечеть не раз страдала от разрушительных землетрясений, но каждый раз отстраивалась заново. По описанию аль-Мукаддаси, в конце X в., как и в эпоху Омейядов, в ней было 15 проходов-нефов; центральный неф был выше остальных и нёс «восхитительный купол», а на южной стене были мозаики.

Насир-и Хусрау описывает мечеть Аль-Акса как заново выстроенное «изящное здание, положены красивые циновки и приставлены особые служители, которые постоянно поддерживают в ней порядок». На расставленных рядами двухстах восьмидесяти мраморных «колоннах покоятся каменные арки. Капители и колонны покрыты скульптурной работой , а пространства между отдельными камнями заполнены свинцом, так что прочнее ничего быть не может. <...> Пол покрыт разноцветными мраморными плитами <...> и магрибинскими циновками, повсюду висят, каждая на отдельной цепи, лампады и светильники». Крыша мечети – «деревянная, расписная и покрыта резьбой, а в стене её, которая выходит во двор (в сторону Купола Скалы), устроено пятнадцать арок и изящные двери. <...> Из этих дверей одна – бронзовая, чрезвычайно изящной и красивой работы, так что даже кажется, что она золотая; украшения на ней сделаны из черненого серебра. На ней написано имя халифа Мамуна (813–833 гг.); говорят, что Мамун прислал её из Багдада. Когда открывают все двери, внутри мечети становится так светло, словно это двор, не покрытый крышей. Но когда ветер или дождь – дверей не открывают, и свет падает через окна».

В этот период мечеть украсилась великолепной триумфальной аркой, выложенной смальтовой мозаикой, как бы излучающей радость и ликование. На сияющем золотом фоне помещены изображения двух огромных побегов, напоминающих фантастические растения мозаик Куббат ас-Сахры. Их венчает длинная надпись, включающая наряду с именами и титулами фатимидского правителя аз-Захира, который правил в 1021–1036 гг., и его визиря – попечителя реставрационных работ, имя архитектора-реставратора Али ибн Абдур-Рахмана. Начинающаяся цитатой из Корана, возносящей хвалу Тому, «Кто перенес ночью Своего раба из заповедного молитвенного места в отдаленнейшее, вокруг которого Наше благословение», эта надпись не оставляет верующему сомнений в том, что именно Иерусалим и Храмовая гора были тем святым благословенным местом, куда Бог перенес из Мекки Своего Пророка (мир ему и благословение Аллаха).

Пройдя под триумфальной аркой, паломник оказывался под сенью большого, выложенного мозаикой купола с прорезанными в его барабане шестнадцатью окнами, освещающими максуру – пространство перед михрабом и минбаром, отведённое для халифа или имама. Согласно Насир-и Хусрау в максуре был «устроен большой михраб, украшенный мозаикой, а с двух сторон от него – два мраморных столба цвета красного агата <...> и по правую руку – михраб Муавийи, по левую – михраб Умара». Из надписи, известной благодаря записи мусульманского паломника, посетившего Иерусалим в 1173 г., когда городом правили крестоносцы, мы узнаем, что возведение и украшение этого замечательного купола завершилось в 1035 г., и что его декор исполнил мозаичист Абдалла ибн Хасан аль-Мисри (египтянин). Ныне великолепное убранство мечети Аль-Акса в значительной степени восстановлено, и можно понять тот трепетный восторг, который испытал и передал в своей книге Насир-и Хусрау.

Работы по ремонту и реконструкции благословенной Отдаленнейшей мечети на протяжении существования здания проводились не один раз, самые значительные из них – в XI, XIV и XVI вв. и в конце XIX в. В минувшем XX столетии при непосредственном участии и попечительстве иорданского королевского дома Хашимитов мечеть реставрировалась в три этапа. Многолетние научные исследования, которые предшествовали реконструкции здания, позволили в полной мере осознать величие и красоту этого уникального памятника мусульманской духовной и художественной культуры.

В наши дни мечеть Аль-Акса представляет собой большой прямоугольный зал, разделенный шестью рядами колонн на семь проходов – нефов, направленных к стене киблы, в сторону Мекки. Главный, северный фасад, оформленный глубоким портиком-лоджией с высокими арками, обращен к святыне – Куполу Скалы. Зал мечети просторен и светел. Широко расставленные мраморные колонны, завершенные нарядными резными капителями, держат на себе двухъярусные аркады, несущие плоские балочные потолки. Раньше они были покрыты великолепной резьбой, к несчастью, почти полностью уничтоженной пожаром 1969 г., как и знаменитый резной деревянный минбар Салах ад-Дина. Отдельные спасённые балки ныне хранятся в Исламском музее, расположенном в западном крыле современного комплекса мечети Аль-Акса, а минбар заново выполнен в прежнем виде мусульманскими мастерами. Между музеем и молитвенным залом к стене киблы примыкает небольшая Белая мечеть, предназначенная для женщин. Центральный неф шире и выше остальных и освещён вереницей окон вдоль крыши и большим куполом перед михрабом. Восстановленные реставраторами смальтовые мозаики максуры, по стилю и рисунку орнаментов и технике исполнения подобные мозаикам в интерьере Купола Скалы, как и некоторые другие детали конструкции и убранства, подчеркивают неразрывную связь этих двух основных зданий Благородной Святыни.

Мечеть Аль-Акса и замыкает, и открывает ансамбль Харам-аш-Шариф, который на протяжении столетий дополнялся новыми сооружениями – медресе, молельнями, святыми гробницами, общественными фонтанами, минбарами, обогащающими архитектуру и продлевающими историю Благородной Святыни, создающими своеобразный архитектурный пояс вокруг укрытого ее стенами сокровища – Купола Скалы.

Татьяна Стародуб-Еникеева

Кандидат искусствоведения, научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской Академии художеств