Максим и ересь «криворуких манихео-шайтанистов»

Часто можно услышать, что террористов именуют людьми без и вероисповедания. Пропагандистский посыл этого высказывания понятен и особых вопросов не вызывает, хотя на практике террористы редко имеют национальную или конфессиональную анонимность. Матерые ваххабиты Аль-Шишани, Британи, Руси и даже Цыгани воюют в рядах того же ИГИЛ и от корней своих не отказываются. Но современной науке известны и настоящие люди без национальности и вероисповедания. Для жителей Дагестана и соседних с ним республик самым известным из них является, конечно, Максим Шевченко.

 

Этот деятель три последних десятилетия жжёт глаголом с экрана телевизора, газет, журналов, «Ютуба» и «Фейсбука», высказывая авторитетное мнение абсолютно по всем темам. Среди них есть излюбленные – это «ужасные притеснения» ваххабитов всех мастей, обличение злых «духовок», полиции и династии Романовых.

В 2016 года Шевченко решил избраться в Госдуму от Дагестана, однако подошёл к этому делу халтурно, поручив сбор подписей котровским ваххабитам. Ушлые салафиты в лучшем виде всё нарисовали, но проверку их художества не прошли и Максим был с выборов снят. Он, конечно, сопротивлялся, брыкался, обвинял во всём полицию, кричал, что будет жаловаться в ЦИК, самой Элле Панфиловой – всё как положено по древнему либеральному обычаю, но ничего не помогло.

Главной интригой биографии Шевченко являются его национальность, вероисповедание и политические взгляды. Так, он именуется себя то украинцем, то белорусом, то русским, а то и вовсе евреем. С вероисповеданием ещё интересней – Шевченко у нас то православный, то экуменист, то неденоминированный монотеист, а то и мусульманин. Правда, на прямые вопросы о принятии Ислама он отвечает уклончиво, рассуждая о том, что «принял Ислам сердцем», а провозглашать такбир и христианам можно, если они арабы. С политической ориентацией Шевченко всё ещё веселей:  взаимоисключающие параграфы в его творчестве давно вгоняют в оторопь знакомых с ним людей, о чём как-то хорошо написал в статье «Промежуточный человек на Первом» Павел Кулиев (https://old.flb.ru/info/35758.html). Для перечисления всех перлов Шевченко понадобится целая книга, однако для нас достаточно лишь того, что этот деятель считает убитого ваххабитами муфтия Кабардино-Балкарии Анаса Пшихачева преступником, безумного извращенца-«художника» Петра Павленского – «гениальным, храбрым, святым», а Лжедимитрия – настоящим царём, исхитряясь одновременно восхищаться Лениным, Путиным и Мурси(1).

Могут ли у нормального человека быть такие проблемы с самоидентификацией? Могут, если он нормальный не столько человек, сколько либерал-постмодернист. У этой братии теоретически несовмещаемые вещи легко совмещаются и мы можем регулярно наблюдать, как в одних колоннах спокойно маршируют и откровенные фашисты, и адепты общества «Мемориал».

Максим Шевченко не скрывает, что его учителем является ныне покойный Гейдар Джемаль, которого он считает великим философом. И этот факт объясняет всё. «Он пришёл к религии через традиционализм Рене Генона и увлечение философскими беседами с Евгением Головиным, одним из выдающихся мыслителей семидесятых годов прошлого века. Он пришёл к Исламу, который можно назвать Исламом Гейдара Джемаля», – честно пишет о своём гуру Шевченко(2). Как точно повлиял Генон на Джемаля, достоверно неизвестно – они с ним вместе не пили, наркотики не употребляли и оргии не устраивали, чего нельзя сказать о Головине – матёром сатанисте, который и разрушил неокрепшую психику молодого Дарика-Гейдара. Головин был не только сатанистом и оккультистом, но фашистом, объявив себя лидером «Чёрного ордена СС»(3). Эта черта потом проявилась и в Джемале, который назвал свой очередной «концептуальный клуб» в честь дивизии СС «Флориан Гейер»(4).

«Дарик был ленивым человеком, ему было все абсолютно пофигу, писать он не рвался. Идеи носились в воздухе, в застольях, за портвейном. Дарика очень интересовала «идея» Южинского переулка. У меня была идея зафиксировать его метафизическую концепцию. Южинский давал спасение от лжи реальности. Реальность лжива и не то, за что себя выдаёт. Искать надо за её пределами. Я долго Дарика уговаривал. Он был наиболее податлив в этой компании. Остальные были или глупые, или неуправляемые. Женя Головин был просто неуправляем, он кирял, бредил и шаманил, сыпал идеями по пьяни. Мы сначала взяли «Цитатник Мао» и стали его перефразировать. Но затем Дарик решил систематизировать труд в исламских традициях, хотя не был тогда чистым исламистом, а скорее гегельянцем и кантианцем. Решили, что будет двадцать четыре главы по 72 стиха. Я ему говорил, что именно нужно сформулировать. А он формулировал. Я говорил, мы с тобой, как Павель и Бержье, когда они писали «Утро магов». В основном писал Павель, а Бержье – вдохновитель. Если бы меня не было, этой книги точно бы не было. Я его заставлял писать, он много пьянствовал тогда. Писали мы в Переделкино. За год написали.

– А на что жили?

– Дарик иконами фарцевал. У меня жена Ольга хорошо зарабатывала, она была администратором гостиницы, приносила какие-то бабки каждый день.

– А Джемаль тогда был женат?

– Нет, у него была любовница. Лесбийская подруга Дебрянской Катя. Она жила и с Дебрянской, и с Дариком», – вспоминал о нравах «шизоидного подполья» и месте в нём Джемаля журналист Игорь Дудинский(5).

С такими учителями вся суть «философии» Джемаля свелась к последовательной ненависти к России и, особенно, к её традиционным религиям. Как говорил эсэсовец Андрей Шкуро, «против большевиков – хоть с чёртом», и Джемаль последовал его наказу, только заменив большевиков на всю Россию. Первоначально он видел главную угрозу нашей стране в иранской исламской революции, поэтому объявил себя шиитом и долго окучивал доверчивых иранцев на предмет пропаганды их идей. После начала чеченских конфликтов «шиит» Джемаль стал открыто симпатизировать ваххабитам – от Шамиля Басаева до Саида Бурятского, после чего его передачи на ТВ закрыли, а самого не «закрыли» только благодаря грамотной справке о психическом заболевании. В этот период Джемаль позиционировал себя уже как мусульманина в целом, ни шиита, ни суннита.

Впоследствии Джемаль видел своих союзников в самых ярых врагах России – Березовском, Каспарове и прочих, а после начала сирийской войны проникнулся симпатией к игиловцам и нусровцам. В нём самым постмодернистским манером сочетались шиизм, фашизм, ваххабизм, троцкизм и либерализм. «С нашей точки зрения, поддержка Джемалем ваххабизма является не случайной: это логический вывод из всего его учения. Торжество дуалистического мифа порождает особое трансгрессивное состояние культурного сознания, выражающего собой бунт против порядка бытия... Пафос Джемаля – это радостное "да", брошенное в лицо бесов, свиных рож, лезущих на поверхность упырей. Отсюда его апологетика ваххабитов, ИГИЛ, троцкистов, "радикалов"», – писал шиитский публицист Амин Рамин(6).

В какой-то момент Джемаль нашёл себе, как это нынче модно говорить, падавана в лице Максима Шевченко, передав ему «тёмную сторону силы» от Головина. Параллельно он создал небольшой круг единомышленников, которые не столько умом (что технически малоосуществимо), сколько сердцем приняли новую идеологию гейдаризма-джемализма. Именно они стали «коллективной Новодворской» псевдоисламского типа, до сих пор транслирующей самые дикие идеи. Таким образом, все метания Максима и его конфессиональная анонимность объясняются легко и просто – он обычный еретик-зиндик манихейского типа с уклоном в шайтанизм. Говорить же об этом прямо ему неудобно – можно потерять авторитет и деньги, да и любимые ваххабиты могут не так понять и зарезать.

В конце 2016 года Джемаль умер в Алма-Ате и перед смертью всё-таки принял Ислам. Хотя это не точно. На роль «нового Джемаля» теперь претендуют не только Шевченко, но и его бывшая жена Надя Кеворкова, известная в этой компании под кличкой Жуля, владелец перешедшей по наследству «психической» справки Орхан Джемаль и ваххабитский публицист Руслан Айсин. Взгляды их не поменялись и сводятся к идее вечной революции, призванной разрушить «проклятую систему».

В конце года 2017 года Шевченко разбушевался, что его в который раз объявили пособником террористов, и потребовал доказательств. И они у нас, к его несчастью, есть. На сайте «Исламньюс», который очень неровно дышит к террористической организации «Братьев-мусульман», Шевченко как-то сорвал все покровы. «"Весна" вывела на историческую арену новые демократические организации, к примеру, "Братьев-мусульман". Сколько ни говори про них ерунды и клеветы, что это якобы террористы, они никакие не террористы. Это аналог христианской демократии в исламском мире. В этом качестве они выступают за парламентские методы политической борьбы, за президентскую республику, за некое сочетание европейских ценностей с исламской ментальностью и исламским культурным кодом», – возмущался Максим(7).

Заметим, что согласно статье 205.2 УК РФ «под публичным оправданием терроризма понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

В заключение хотелось бы добавить немного позитива. Да, Максим Шевченко, Надя-Жуля Кеворкова, Юрий-Орхан Волков-Джемаль, Таня-Доррисон Тарасова и прочие пламенные джемалевцы чётко классифицируются как шайтанисты, но шайтанисты, иншаллах, криворукие. Они не смогли создать ни нормальное СМИ, ни полноценную партию, ни серьёзную экстремистскую организацию, ни даже простейшую секту. А всё потому, что носители одних деструктивных идей к созиданию не способны в принципе. Спасибо им за это!

Понравился материал? Пожалуйста, расскажите об этом окружающим, сделайте репост в соцсетях!

Читайте нас в Телеграм: t.me/newislamru

(1) http://www.sova-center.ru/religion/news/extremism/counter-extremism/2005/10/d6121/; https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1504029633007652&id=100002018899773

(2) http://actualcomment.ru/vlasti-pobaivayutsya-geydara-dzhemalya-1712050841.html?PAGEN_1=3

(3) https://v-strane-i-mire.livejournal.com/17444.html

(4) http://www.floriangeyer.ru/

(5) http://anticompromat.org/dzemal/muedzin.html

(6) http://arsh313.com/kritika-ideologii-gejdara-dzhemalya-islam-gnozis-i-istoriya/

(7) https://www.islamnews.ru/news-482272.html