Как спастись самому или спасти ближнего из секты

Моя собеседница – известная в Казахстане аналитик Юлия Денисенко, директор ОЮЛ «Ассоциация центров исследования религий», член Ассамблеи народа Казахстана. Имеет также квалификацию судебного эксперта с правом производства судебной экспертизы по специальностям «психолого-филологическое исследование» и «религиоведческое исследование». Денисенко – магистр социальных наук по специальности «религиоведение», профессиональный журналист, автор более двухсот статей на религиозную тематику, консультант по влиянию и противодействию социально-психологическому манипулированию в деструктивных группах.

В 2007-м в городе Костанай Юлия открыла первый в Казахстане Центр помощи пострадавшим от деструктивных религиозных течений. Через два года создала и возглавила Ассоциацию центров исследования религий.

Одним из самых значимых результатов работы Ассоциации центров исследования религий стало открытие в 2013 году Информационно-консультативного центра «ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ 114» для консультирования и приёма от граждан и организаций информации по всем вопросам, касающимся религиозной сферы, а также оказания психологической помощи пострадавшим от деструктивной религиозной деятельности.

Кроме того, Ассоциацией инициировано создание молодёжного движения против экстремизма «KAZAKHstan for peace». Цель проекта – подготовка профессиональных спикеров из числа молодых специалистов для проведения профилактических мероприятий против религиозного экстремизма и деструктивного религиозного влияния по принципу «равный – равному» в молодёжной среде.

Юлия Денисенко представляет в Казахстане международную организацию FECRIS – Европейскую федерацию центров по исследованию и информированию о сектантстве (Франция, Марсель).

С мая 2012 года Денисенко стала членом Совета по связям с религиозными объединениями при Правительстве Республики Казахстан. Летом 2014 года вступила в НДП «Нұр Отан» и вошла в Национальную комиссию по делам женщин, детей и демографии.

Награждена медалью «20 лет Ассамблее народа Казахстана» от имени Президента Республики Казахстан.

Познакомить читателей «Ислам.ру» с Юлией Денисенко, осуществляющей столь значимую и актуальную в современном мире работу, нам показалось очень важным. А также задать ей вопросы, которые звучат и обсуждаются в мире повсеместно, чтобы получить профессиональный ответ человека с внушительным практическим опытом.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

– Юлия, в одном из ваших интервью прозвучала цитата известного российского учёного Александра Дворкина: «Лучший способ выйти из секты – это туда не попадать». С этими словами трудно не согласиться. Однако вербуемые жертвы чаще всего не осознают, что стали объектом социально-психологического манипулирования. Именно это неосознание и обеспечивает конечный успех манипулятору. Скажите, пожалуйста, по каким признакам можно определить, что человек, который вам нравится, является вашим другом, женихом или учителем, на самом деле вас вербует?

– По поводу вербовки. В дальнейшем я буду называть все экстремистские и деструктивные группы «культами», если речь идёт о психологическом манипулировании. Потому что приёмы по вовлечению, формированию «новой» личности и удержанию в группе псевдорелигии самых разных мастей используют идентичные.

Тимоти Лири, известный психолог и писатель, в своей книге «Деструктивные психотехники» очень хорошо описывает систему построения вербовки.

Работа «ловцов душ» существенно упрощается, поскольку большинство людей не представляют, что их нагло вербуют, и не догадываются о колоссальных ресурсах, которые задействуются при вербовке в крупные деструктивные организации.

Многие культы разбогатели, освоив техники и стратегии общественного сбора денежных средств, а также получив доступ к банковским счетам и собственности их членов. Они умело манипулируют общественным мнением, декларируя, что собираемые средства направляются в различные благотворительные фонды. На самом деле львиную долю капитала крупные культы тратят на вербовку новых членов и оплату деятельности фирм, занимающихся «паблик рилэйшнз» и «имиджмейкингом», создающих «положительный образ» в обществе. Культы нанимают экспертов по маркетингу, которые разрабатывают стратегии и тактики проведения кампаний по вербовке и берут на вооружение только те приёмы и методы, которые «работают».

Шансов выстоять у обычного человека ничтожно мало. Как правило, он не знает ни о психологической обработке, ни о том, как действуют различные культы. Непосвящённый человек не знает, какие нужно задавать вопросы и какое поведение должно заставить его насторожиться. Зачастую он вообще не знает, что имеет дело с вербовщиками.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

Принимая решение, мы обычно опираемся на информацию, которую считаем достоверной. Нас все всегда в чём-то пытаются убедить — будь то политика, экономика, этика, религия, вопросы образования, воспитания, юриспруденции или маркетинга. Такие попытки формирования нашего мнения неизбежны. Но некоторые попытки оказываются эффективнее, хотя сами по себе они не хуже и не лучше остальных. У нас нет времени проверять достоверность каждого сообщения из общего информационного потока. Ярлыки «хороших» или «плохих» сообщений мы цепляем на них сами, в зависимости от их содержания. Когда информационное содержание нам нравится, мы охотно принимаем это сообщение, а когда не нравится, то мы ставим защитные фильтры и называем это сообщение пропагандой. Мы склонны доверять мнению друзей и, по нашему мнению, компетентных людей. Тонкая грань отделяет просвещение от втягивания, а пропаганду – от информации. Когда нас убеждают, само по себе это ни плохо, ни хорошо, всё зависит от цели. Сила убеждения позволяет просвещать или манипулировать.

Все мошенники — профессиональные лжецы. А преуспевающие мошенники к тому же производят впечатление очень порядочных людей. Играя в «искренность» и «открытость», они ловко разрушают защитные барьеры естественной насторожённости у жертв. Они умеют общаться и втираться в доверие, они обаятельны и располагающи. Наметив себе жертву, они делают на неё ставку, «раскручивают», берут деньги и исчезают. При этом жертвы мошенников отмечают, что «доверились этому человеку, потому что он совсем не похож на преступника».

Вербовщики в сомнительные религиозные течения, независимо от того, является прикрытием Ислам или Христианство, ловко используют такие же приёмы. Почти все они когда-то сами стали жертвами вербовки. Они искренне верят, что совершают для вас благодеяние. Но самой группе нужно кое-что важнее денег. Ей нужна ваша душа! Естественно, в конце концов, к ним перейдут и ваши деньги. Но это не всё. Со временем вы должны совершать по отношению к другим людям те же самые действия, которые были совершены по отношению к вам: вы должны вербовать новых «единомышленников».

И самым большим искусством убеждения обладают сами члены группы. Если вам когда-нибудь доведётся беседовать с психологически обработанным адептом, это произведёт на вас неизгладимое впечатление. Вы выясните, что он не сомневается в том, что знает лучше вас, что вам нужно. Он абсолютно убеждён в собственной правоте и не признаёт ответа «нет», так как ему внушили, что в провале вербовки виноват всегда он.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

Все мы, независимо от уровня культуры, духовного развития и жизненных принципов – нравится нам это или нет, – уязвимы и незащищены, все мы можем стать жертвами психологического программирования. Да, мы все хотим быть счастливыми. Мы хотим любви и внимания. Все мы стремимся достичь каких-то целей: стать мудрее, разбогатеть, добиться высокого положения, улучшить здоровье, любить и быть любимыми. На это и делают ставку вербовщики.

Помните, что в большинстве случаев люди не присоединяются к культам сами, культы их вербуют.

Путь длиною в тысячу километров начинается с одного маленького шага. Заметьте, что человек делает сам этот судьбоносный шаг. Нам очень хочется верить в ложь. А она, как правило, такая красивая! Опытный вербовщик очень быстро нащупает ваши слабые стороны и именно там расставит ловушки.

– Где вербовщики расставляют свои ловушки?

– Ловушки эти сегодня отличаются своим разнообразием. Тренинги по личностному росту, бизнесу, изучению языков, театральному искусству, различные кружки по интересам, благотворительные акции… перечислять можно довольно долго. Для того чтобы вербовка состоялась, необходимо, чтобы совпало всего два условия – уровень вашего стресса (потеря близкого, возрастные кризисы, смена места жительства, расставание, развод и т. д.) и чтобы предложение соответствовало вашим интересам. Поэтому, не сомневайтесь, если человек очень нужен, «интерес» придумают лично под него.

Как понимаете, такое длинное предисловие к ответу подразумевает, что ответа на него однозначного нет. Не нужно думать, что вербовщик сходу предложит верить по-новому, отдать все свои сбережения, отказаться от работы и семьи, отдать свою жизнь. На первом этапе эту правду никто не откроет.

Но!.. Если вам предлагают начать новую жизнь, если говорят, что, вступив в организацию, вы получите разом любовь, деньги, здоровье, поддержку, счастье, а в качестве бонуса ещё и вечную жизнь в раю или как минимум сверхъестественные способности, и всё это так красиво и похоже на сказку, – знайте, что это СКАЗКА. Ничего более.

Вот когда надо насторожиться и бить тревогу.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

– Вам также принадлежат слова «В радикальные группы приводят, конечно, не за руку – за страхи, болезни, страдания, душевные и физические, за самые чистые чувства и надежды». Хотя бы что-то из перечисленного есть у каждого человека. Как же не дать этим слабостям сделать из нас марионетку в ловких и натруженных руках?

– Выход есть – тренировать критическое мышление. Это не значит критиковать, но искать ошибку в словах, подвох. Ошибка – тоже порой путь к спасению.

В Америке с самого детского сада введён предмет «Критическое мышление». Его преподавание продолжается в школе, вузах, докторантуре. У нас такая практика отсутствует. Хотя не была бы лишней. К примеру, на Украине разработали в качестве эксперимента краткий курс по критическому мышлению, всего 12 уроков, среди школьников. Так вот, будучи уже студентами, ни один из слушателей тестовой группы на Майдан не пошёл.

Но есть и глобальная причина. Объясню на примере. Многие мамы, приходившие ко мне в слезах, просили вернуть ребёнка из культа, но не могли вспомнить, когда в последний раз говорили с ним по душам, когда в последний раз обнимали и говорили, что любят. В большинстве случаев именно это и было причиной попадания в западню.

Нужно понять: чтобы человек вернулся, его должны ждать, его должны любить.

– Скажите, пожалуйста, что должно быть в обществе, чтобы у вербовщиков не осталось шансов на вовлечение жертв в свои ряды? Какие механизмы должны быть запущены в различных сферах? Что уже опробовано и работает идеально? Какие страны можно привести в пример?

– Меня тоже очень волнует этот вопрос. Думаю, точных ответов нет. Наша проблема – это то, что все стараются бороться со следствием. Давайте поднимемся выше и посмотрим со стороны. Каждый культ преследует всего две цели – власть и деньги. В этом контексте можно представить образно любой из них в виде оппозиционной «партии».

Во время «предвыборной» (читай – «вербовочной») кампании культы показывают себя в качестве борцов, в том числе за социальную справедливость – только они избавят от бедности, неравенства, коррупции, преступности, с которыми якобы не справляется государство. Конечно, никто на самом деле не собирается реализовывать декларируемую программу. Это не выгодно. Пока есть несправедливость, группа может возвыситься над «плохим», стать неким мнимым идеалом. А если проблемы исчезнут, то и возвышаться будет не над чем.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

Вывод следующий. Чтобы победить культы, государству нужно выиграть «выборы», то есть повысить уровень доверия населения, «привлечь избирателей». В этом смысле социальная поддержка – ключ к успеху.

Но мы имеем дело с тонкими гранями души. Нельзя забывать о духовной альтернативе. Настоящей. Нам нужны духовные лидеры, которые и должны стоять на передовой борьбы. Именно они должны «бороться за души» верующих.

Можно перечислить сотни историй успеха, основанных на успешном опыте многих стран. Но вспомните известную притчу о прутиках, которые так легко сломать по отдельности – и невозможно переломить, если они собраны воедино. Я к тому, что каждый из нас несёт ответственность за будущее. Если я хочу жить под мирным небом завтра, то сделаю всё, чтобы разогнать тучи сегодня.

– Каковы признаки того, что именно твой ребёнок может пополнить ряды адептов некоего культа, стать сектантом, радикалом? Какие признаки должны насторожить до того, как на него уже началось манипулятивное воздействие? Кто находится в группе риска? Как определить, что среди друзей твоего ребёнка находится тот, кто призывает его не туда? О чём и как говорить с попавшим под влияние вербовщика, чтобы предупредить или нейтрализовать это воздействие?

– Как я уже говорила выше, в группе риска – все. Но если уж вы заметили в близком изменения, то не стоит ждать. Бейте тревогу как можно быстрее. Не стоит утешать себя мыслями типа «не курит и не пьёт зато» или «всё наладится само собой». Не наладится!

Чтобы избежать типичных ошибок, я постараюсь очень кратко описать, как должны вести себя родственники в такой ситуации.

Прежде всего сохранять спокойствие. Но то, как быстро и в каком состоянии ваш близкий уйдёт из культа, во многом зависит от вас самих. В любом случае надо готовиться к достаточно долгосрочным усилиям. Но для этого каждый должен хорошо знать, как ему следует себя вести.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

Первое: не пытайтесь разубеждать вашего близкого. Это только ещё больше испортит ваши отношения. Попытки объяснить ему абсурдность вероучения приводит только к новым скандалам. Культы, как правило, заинтересованы в разрыве нового адепта с его прежним окружением. Для того чтобы спровоцировать разрыв, «учителя» заранее объявляют, что домашние их новой жертвы, скажем, «одержимы дьяволом / шайтаном / тёмными силами» и поэтому сделают всё возможное для того, чтобы принудить новообращённого «сойти с пути спасения», покинуть новообретённую «истинную семью» и так далее. То есть мир вне культа – тьма, а белый свет можно увидеть только в союзе с новыми братьями по вере.

С другой стороны, также ни в коем случае нельзя притворяться, что вы изменили своё мнение и вам нравится то, что происходит. Относитесь к нему с терпением и сочувствием, понимая, что у человека временное расстройство личности, но ни в коем случае не давайте ему денег. Это то же самое, что давать деньги наркоману на наркотики: любые деньги, данные вами, всё равно будут немедленно переданы в организацию.

Большинство людей в такой ситуации поступили бы диаметрально противоположно. Потому что не хотят признавать собственных ошибок. Не хотят восстановить связь с близким. Многим нужно только доказать свою правоту и силу, победить. Нужно понять: чтобы человек вернулся, его должны ждать, его должны любить (повторяюсь, но это специально).

Вспоминайте радостные эпизоды вашей прежней жизни, когда вы ощущали себя единой семьёй, когда вы вместе куда-то ездили, те дела, которыми вы занимались вместе, те планы и мечты, которыми вы делились друг с другом. Конечно, вы не должны это делать искусственно. Действуйте скорее интуитивно, будучи движимы любовью и состраданием. И всякий раз в случае удачи вы будете видеть, как подлинная, узнаваемая личность вашего близкого проступает сквозь незнакомого вам чужого «зомбированного» робота, в которого он превратился.

Второе: он не будет воспринимать вас ни как врага, ни как объект для вербовки, что пригодится, если вам удастся устроить так называемую интервенцию. Имеется в виду сессия интенсивного «консультирования по выходу». Чтобы провести такую интервенцию, нужно заручиться помощью по крайней мере одного специалиста-психолога, знакомого с проблематикой психологического насилия и реформирования мышления, а также семейного консультирования.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

– Почему это манипулирование, по сути, является психологическим насилием? В чём самая главная ложь манипулятора?

– С 2013 года в мою организацию обратились около 130 человек, нуждающиеся в реабилитации. 90 процентов из них пострадали от деятельности экстремистских организаций.

Процесс, затягивающий человека в сети, строится далеко не на религиозных установках, а на техниках психологического манипулирования. Этот процесс в Уголовном кодексе РК называется вербовкой.

Согласно комментарию И. Ш. Борчашвили, «под вербовкой лица следует понимать умышленные действия <....> психического воздействия на него любым способом (уговором, шантажом, обещаниями) в целях организации террористической либо экстремистской деятельности <…>».

Психологическое насилие – социально-психологическое воздействие, преднамеренно принуждающее другого человека или группу людей к поступкам или поведению, которые не входили в их намерения; нарушающее психологические границы личности или социальной группы, осуществляемое без информированного согласия и без обеспечения социальной и психологической безопасности индивида или группы людей, а также всех их законных прав; приводящее к социальному, психологическому, физическому или материальному вреду (ущербу).

К психологическому насилию можно отнести не только применение психотерапевтических техник изменения сознания в целях вербовки в экстремистские организации.

Сегодня данными техниками пользуются «целители», которых нередко привлекали к ответственности за незаконную медицинскую практику. Они действительно могут быть очень опасными в случае подмены традиционных методов лечения.

Ими создаются «психоаналитические группы», которые сегодня стали популярны и действуют в обход действующего законодательства, применяя в своей практике психотерапевтические методы лечения. Однако компетенция психолога распространяется лишь на здоровую личность.

Их используют «оккультные» группы, последователи таких антинаучных направлений, как биолокация, телепатия, телекинез и т. д.

Как спастись самому или спасти ближнего из секты

Во всех этих случаях речь идёт об интеллектуальном мошенничестве, связанном с незаконным применением психотерапевтических манипуляций, жертвами которого могли быть не только особенно уязвимые лица, но и те, кто был обманут или введён в заблуждение.

Во Франции и Бельгии, Люксембурге были приняты государственные законы, запрещающие применение психологического насилия. К «опасным для здоровья манипуляциям» там отнесены, например, отказ от медицинского обследования и лечения, применение техник, останавливающих мыслительные процессы и влияющих на восприятие информации, и другие.

Уточню, что не может быть никакого смешения между радикальной или мошеннической группой и религией, когда речь идёт о соблюдении толерантных религиозных обрядов, об уважении свобод и целостности человеческой личности, стремлении поддержать, поднять людей, а не об унижении или подчинении.

Свобода совести, гарантируемая правами человека, означает принятие принципа свободной воли, которая характеризует человека. Поэтому мы должны защитить граждан от любых форм влияния.

– Одним из ваших проектов является Линия доверия для тех, кто осознал, что является объектом вербовки или даже уже глубоко вовлечён в сектантскую, часто радикальную деятельность. На самом деле как часто последние звонят и обращаются за помощью? Как звучит самое частое обращение?

– Можно сказать, что основная тематика вопросов касается ритуальной стороны Ислама; кроме того, немало звонков с просьбой оказания психологической, юридической и теологической консультации.

Замечу, что поступают обращения по поводу незаконной раздачи литературы, привлечения детей для участия в религиозных обрядах, а также агитация вероучения посредством телефонных звонков.

Поступают звонки, касающиеся запрещённых на территории Республики Казахстан организаций.

/sites/default/files/addimg/sekta09_0.jpg

Например, обратилась жительница города Астаны и рассказала про свою сестру, которая проживает в г. Павлодаре. Она не работает, не состоит в браке, на протяжении долгого времени посещает оккультно-мистическую организацию «Ата жолы». Там ей навязывают идеи о том, что «Ата жолы» призвана спасти человечество. Девушка стала психически неустойчива, раздражительна, начали появляться галлюцинации. В «Ата жолы» приводят через навязывание «альтернативной медицины»: находясь в постоянной связи с аруахами (духами предков), аккушки и сункары (лидеры орды) бьют камчой больного. Человеку внушается, что это единственный верный выход, а если он посмеет уйти, то обречён на смерть. Типичное навязывание того, что специалисты называют «фобией на выход».

Другой пример: жительница города Костанай сообщает нам о своей матери, у которой начались проблемы со здоровьем. Вместо больницы ей посоветовали прийти в «Алля Аят». Мол, там исцелят, не прибегая к лекарствам. Но систематические посещения не дали результата. Наоборот, у матери начались осложнения. Ещё бы! Чтобы выздороветь, адепт должен постоянно смотреть на солнце, что гарантирует разрушение сетчатки глаза.

В апогее своего нахождения под влиянием последователей такой секты, как «Фархат-аты», вас ещё начнут готовить к полёту на это самое солнце. Так члены организации планируют спастись во время конца света. Известны случаи, когда фархатовцы поступали в больницу с жуткими ожогами после обливания кипятком – своего рода тренировки перед днём «Х». Но лечиться им категорически запрещено. Ведь всё, что начинается с буквы «В», – в том числе и «Врачи», – связано с «тёмными» силами и от этого нужно бежать.

Описанные течения после запрета в Казахстане в 2009-м успешно перекочевали в Россию.

Конечно, на повестке дня сейчас наиболее остро стоит вопрос об экстремистских группах. Но я настаиваю, что нет менее или более опасных групп, если смотреть на них глазами пострадавших. Пока мы направляем все силы только на одну группу, все остальные спокойно растут и развиваются. В случаи победы государства над одной сразу же на замену придут новые.

Беседовала Лейла Наталья Бахадори