Египет на пороге новой эры?

Вот и завершились трёхдневные президентские выборы в Египте, вызвавшие много споров и дискуссий, но уже определённо точно обозначившие новый этап в жизни страны.

Выборы президента Египта проходили три дня, 26,27 и 28 мая, и по результатам бывший глава Высшего Совета Вооружённых Сил Египта, Абдель Фаттах аль-Сиси, одержал уверенную победу над своим единственным соперником Хамдином Сабахи. Более того, победа аль-Сиси является исторической, так как ему удалось набрать 95 % голосов, что около 24 млн избирателей. Его победа является действительно внушительной хотя бы потому, что вопреки бойкотированию со стороны сторонников запрещённых «Братьев Мусульман» и некоторых молодёжных либеральных организаций, явка составила порядка 44 %.

Также стоит отметить, что вопреки довольно напряжённой обстановке внутри страны, выборы прошли спокойно. Начиная с июня 2013 года, ситуация в Египте была постоянно накалена. После свержения президента Мурси, «Братья Мусульмане» были внесены в список террористических организаций, начались жестокие подавления их демонстраций, гонения и аресты членов и сторонников организации, которые превысили 16000 человек. Несмотря на всё это, наблюдатели за выборами из Лиги Арабских Государств и Европейского Союза отметили, что были минимальные нарушения избирательного процесса, которые никак не отразились на результатах голосования.

Итак, Египет входит в новую эру. Хотя, новая ли она? Ведь по сути страна вернулась к тому же, против чего, собственно, и выступала. К власти пришёл новый военный, тесно связанный с политической и экономической элитой страны, большая часть которой состоит из таких же военных. Мубарак свержен, но режим остался. Египетская революция 2011 года, по сути своей, является революцией провалившейся, и назвать её иначе кроме как переворот (однако произошедший под давлением масс) никак не представляется возможным. Уход президента-долгожителя Мубарака не значил конец режима, основы которого закладывались ещё Нассером после прихода к власти после революции 1952 года. Режим, находящийся у власти в Египте, выковывался на протяжении последних 60-ти лет и стал настолько крепок, что революции для него особенно не помеха. Военные, ставшие основой режима, вплелись практически во все сферы жизни страны и стали неотъемлемой частью режима. Благодаря политике «тасования» кадров, проводимой Мубараком, военные, с одной стороны, не получали возможность обрести достаточно сильного влияния, чтобы свергнуть президента, а с другой – набирались опыта и «связей», проходя через довольно большое количество политических постов, что «распространило» их по всей государственной системе. Помимо политики военные обширно представлены в экономическом секторе, где их позиции чрезвычайно крепки. Это обеспечивает им финансовую самостоятельность и влияние. Данная смесь привела к тому, что в итоге военные пожертвовали президентом Мубараком ради спасения системы, неотъемлемой частью которой они являются. Такой своего рода гамбит позволил военным сохранить авторитет, подкрепить поддержку со стороны населения, как гаранта безопасности и стабильности страны, и, естественно, сохранить существующую и абсолютно устраивающую их систему и режим.

После «революции» 2011 года военные более года занимались разработкой новой конституции и готовили страну к выборам. В результате, к власти пришли «Братья Мусульмане» и партия салафитов «ан-Нур», что в основе своей противоречит желаниям и интересам военных. Однако военные заняли выжидательную позицию и не вмешивались в политику, проводимую президентом Мурси и «Братьями»… но, до определённого момента. Причина прихода к власти «Братьев Мусульман» через демократические и легитимные выборы лежит в последствиях переворота 2011 года. В результате ухода Мубарака и роспуска главной политической силы страны, Национально-Демократической партии (НДП), образовался политический вакуум. В результате чего на поверхность вышли элементы и группы, до этого исключённые из политического процесса, а это, главным образом исламисты в лице «Братьев Мусульман» и салафитов. Привыкнув жить под запретом и испытывать постоянные гонения, «Братья Мусульмане» за время своего существования создали крупнейшую в стране систему социально-экономических институтов (больницы, школы, благотворительные учреждения, мечети и т. д.), которые оказывают реальную помощь и поддержку населению. По сравнению с государственной она более дешёвая (а иногда и вообще бесплатная) и лишена бюрократии, что добавляет «Братьям» авторитет. Поддержка «Братьев Мусульман» в основном исходит из сельской местности, хотя и в городской среде они так же имеют достаточно сторонников. Однако важен факт поддержки со стороны египтян, живущих в селе, так как в целом доля сельского населения Египта до сих пор превышает городскую, около 57 % жителей страны живёт в селе. Таким образом, за всё время своего существования «Братья» создали себе внушительную опору и поддержку, чем, естественно, и не преминули воспользоваться, когда появилась возможность. Реальных оппонентов у них не было. Молодёжь, инициировавшая Тахрир 2011 года и сыгравшая ключевую роль в нём, была разрознена, неопытна и не имела такой поддержки среди «обычных» граждан как «Братья». Другие секулярно-либеральные силы также не могли конкурировать с «Братьями» по тем же причинам, а бывшие партийцы НДП потеряли свою «легитимность» и поэтому не могли конкурировать на уровне, хотя имели и опыт, и средства. В результате, по итогам парламентских и президентских выборов, «Братья» и их сторонники заняли большую часть Египетского парламента и получили президентское кресло. Однако, в силу отсутствия управленческого опыта, на фоне экономического коллапса в стране и отсутствия полной поддержки со стороны международных «спонсоров» (страны залива за исключением Катара выступают против «Братьев»), «Братья» разочаровали египтян, ожидания которых на тот момент времени были крайне завышены в связи с победой над диктатором Мубараком. В итоге, военные поддержали народ и организовали очередную смену власти, в результате которой военные вновь оказались у руля.

Таким образом, Египет вернулся практически к тому же, что имел при Мубараке, пройдя через две смены власти и три сложнейших переходных года, подорвавших экономику страны, Египет вновь пытается стабилизировать систему за счёт «сильной руки». Пока что это удаётся и армия, которая всегда была и остаётся главной силой в стране, способствует этому. Однако изменения неизбежны, и выехать на финансовой поддержке стран Залива не проводя при этом реальных реформ как в экономической, так и в социальной сфере, не представляется возможным. Таким образом, Египет ждёт либо реформирование и постепенная трансформация системы, либо очередная «революция». Будем продолжать следить.