Кушать подано! – Ливия под сливочным соусом

Гибель Муаммара Каддафи – это не только конец его собственной жизни и эпохи в истории Ливии, а также не только конец практически всего поколения крупных революционеров XX века, из которых в живых теперь остался только Фидель Кастро. Я бы сказал, что помимо прочего это ещё и очень поучительный урок с точки зрения логики взаимодействия человека, общества и власти.

Алексей Пушков, аналитик

 

Финал драмы длиною в несколько месяцев, главный герой ушёл со сцены, тело его, основательно подвергшееся разного рода унижениям, было, наконец, захоронено в пустыне. Место разглашению не подлежит…

Только вот драма эта не ставилась на подмостках известных театров, а происходила в реальности. Богатейшая страна Африки в руинах, население в состоянии гражданской войны, частично признанное переходное правительство в панике. Строить – не разрушать, это намного сложнее.

А Запад в предвкушении… ливийское жаркое обещает стать весьма привлекательным.

Главные богатства Ливии – нефть и газ, но не только это. В южных районах, под Сахарой обнаружены огромные площади подземных пресных вод, которые вполне можно использовать для орошения засушливых территорий и развития сельского хозяйства (это было доказано Каддафи при постройке великого речного проекта). Промышленность страны достаточно развита (если не учитывать устаревшего оборудования как следствия экономической блокады), и для её обслуживания вполне достаточно обученных специалистов.

Вообще странное явление для стран Африки – практически 100-процентная грамотность населения, образование в последние 40 лет было доступно для всех. Чего не скажешь о последних месяцах военного положения.

Ливии, как и многим другим арабским странам, «просто повезло» обладать большими запасами высококачественной нефти и газа. А значит – стать лакомым кусочком для насильственного установления на её территории «демократии».

Транснациональным нефтяным магнатам, естественно, было не выгодно, что в Ливии на нефтедоллары работает отличное бесплатное медицинское обслуживание, что молодожёны получают жильё на льготных условиях и без банковских кредитов, что бензин в стране едва ли не дешевле воды… этого, как и много другого, уже никогда не будет. Ни переходное правительство, ни последующая «прозападная» власть не смогут (да скорее всего и не захотят) это восстанавливать. У рыночной демократии свои законы…

Вполне возможно, что убийство Каддафи было одним из вариантов решения европейского (да по сути и североамериканского) экономического кризиса.

Действительно – путь к нефти теперь открыт. Конечно, громко заявлено, что всё будет решать честный тендер, но… фактическими его участниками окажутся компании «стран-освободителей» Ливии.

Но есть и иная причина. Каддафи вкладывал деньги в экономику Европы – не в качестве подарка, а как долгосрочные инвестиции. И их нужно было возвращать… на фоне экономического кризиса, что попросту невозможно. Конечно же, его никто не собирался брать живым, на показательном суде он попросту из обвиняемого превратился бы в обвинителя. Поскольку с лёгкостью мог рассказать о финансировании правительств европейских стран и об источниках доходов лидеров переходного правительства.

«Эта война имеет для Европы огромную экономическую пользу. Миллиарды, десятки миллиардов, вложенные в Италию, в крупнейшие концерны, во французские корпорации, – теперь это обратно востребовано уже не будет. Поэтому его убили, поспешно, по-пиратски, по-разбойничьи, по-бандитски», – говорит Максим Шевченко.

Ни французам, ни американцам, ни англичанам, ни даже итальянцам с немцами и турками не привыкать пребывать на её территории. С 16 века страна являлась частью Османской империи, 1911–1942 – итальянской колонией (и базой дислокации немецкой армии). До 1951 года – оккупация Англией и Францией, а и с установлением собственной марионеточной монархии эта оккупация фактически не прекратилась, наоборот – добавились американские военные базы. На пороге Джамахирии 1970-й год – Ливия действительно становится независимой, все военные базы других государств ликвидированы, а влияние их на политику страны сведено к минимуму. 2011 год – после сорокалетнего отсутствия оккупация вернулась.

Оппозиция в настоящий момент не готова контролировать Ливию. После смерти Каддафи, который фактически силой своей воли объединял крайне разные (причём исторически разные и отдельные друг от друга) регионы страны с их межнациональными и межплеменными проблемами, это место вакантно. Междоусобица и племенные распри не затихают, кровь продолжает литься, а это только на руку Европе. Марионеточный режим – находка для политиков. НАТО планирует вывод своих войск из окрестностей Ливии, но его официальные представители, тем не менее, говорят: «Это не значит, что мы не продолжим наблюдение за Ливией». А значит, если что пойдёт «не по сценарию» в новом правительстве, войска вновь могут быть введены.

Муаммар Каддафи непременно войдёт в мировую историю как самый великий ливиец, Ливиец – с большой буквы. Поступки и действия подобных людей можно оценить только спустя время, сравнив положение – какое оно было и каким стало после его ухода. Он имел смелость построить независимое и самодостаточное арабское государство. Он принял вызов и не ушёл сам, а погиб – погиб смертью героя, который не сдаётся. Над его телом надругались, но его душе уже было всё равно… Что ему зачтётся в хорошее, а что в плохое – не нам решать, дела оцениваются по намерениям, по состоянию сердец и чистоте душ. Он сделал что мог, и не его вина в том, что политические игры постоянных своих оппонентов на Западе он принимал за чистую монету.

Игра велась нечестно и карты были краплёными… он проиграл. Выиграл ли от этого ливийский народ – неизвестно, но скорее всего проиграл и он, просто эйфория успеха была столь велика, что на её фоне этот проигрыш пока кажется выигрышем. Он будет заметен позднее, и только потом многие захотят вернуть всё обратно. Но… история не терпит сослагательного наклонения, и что произошло – это и должно было произойти, без каких-либо «если».

Горечь поражения впоследствии поймут и европейские правители. А арабские страны на фоне последних событий прекрасно сориентировались, что сближение с Западом ни к чему хорошему не приведёт и не даст никаких гарантий защиты власти. И, скорее всего, более не поведутся на льстивые обещания и манящие посулы равноправия и взаимоподдержки.